Массажист.

Поехав летом в гости в родное село, Сергей встретился с бывшей одноклассницей Ниной, которая стала главным врачом больницы. Нина поинтересовалась его здоровьем и когда он пожаловался на боли в желудке, велела ему прийти к ней на приём. Во-первых она его подлечит, во-вторых продлится его отпуск и наконец в третьих они смогут наболтаться, ведь в другой обстановке ей всегда некогда.



Так Сергей оказался в больнице.

Крепкий и неболезненный, он не чувствовал себя больным, но положение обязывало! Нужно было вживаться в скучную жизнь больницы.

Но Сергей не терпел скуки!

Больница стояла на краю их большого села возле лесочка. Было лето, тепло, зачем скучать?!

В первый день выйдя во двор больницы, где собрались ходячие больные, он удивился, что было так много молодых женщин. Они что — больше болеют?

Потом секрет раскрылся — большинство мужиков собиралось в лесочке и приходили оттуда уже заметно покачиваясь. Но выпивка Сергея не привлекала, когда на скамеечках во дворе гроздьями скучали красавицы!

Первые дни Сергей не очень включался в их споры, а прислушивался и приглядывался к молодухам. У него в голове крутились сценарии любовных интрижек сразу с несколькими из них — выбрать было трудно!

Но постепенно выкристаллизовался план и он начал включаться в разговоры на скамеечках.

Здесь сидели, конечно не только женщины, и не только молодые. Но разговаривали больше женщины, особенно две молодухи — Верка и Лилька.

О чём были разговоры в больнице?

О болезнях, методах лечения, о судьбе и о Боге.

О! О Боге, тут можно «встренуть»! Тема отвлечённая, никто ничего толком не знает и легко провоцировать.

Надо только удержаться, чтоб провоцировать не обижая никого!

— Я не знаю… В Бога верить не плохо, но если самому ничего не делать, то и награду не за что ожидать! — ввязался он в разговор.

— О какой награде ты говоришь? — встрепенулась языкастая и резкая Верка, — ты путаешь Бога с Дедом Морозом.

— Но ведь Бог не только карает, он же милость к людям проявляет?! Наверно не за безделие?

— Молиться надо… И верить! — опять вскипишилась Верка.

— Ну ты молилась, а всё равно заболела. Плохо молилась? Или грешила? Ну-ка признайся-ка нам, как ты грешила?!

— Щщас!

— И всё с подробностями, как нас духу!

— Обрадовался!

— Ну а что? Радость нам от Бога дана! Не Сатана же радость придумал?! Я думаю наоборот: радостью и Нечистого прогонишь и болезнь облегчишь.

— Лекарь нашёлся! У нас тут уже был один — гинеколог-любитель! Какдый вечер пъяный в манду приходил!

— Да нет… Я просто не собираюсь сразу в могилу ложиться, если заболел! Надо жизни радоваться!

— Ага! Порадуйся, когда всё болит! В том году здесь был массажист, он мне несколько массажей сделал и спина прошла. А сейчас здесь массажиста нет! Болей Вера Васильевна!

Она посидела молча. Потом подмигнув девчатам кивнула в сторону Сергея:

— Думала сейчас скажет «Давай я помассирую»!

— Я знал, что ты так думала, поэтому и молчал, — соврал Сергей.

— Ага, знал он! Знаток! — распалялась опять Верка!

— Нет, я массаж могу делать только людям, к которым обоюдное и полное доверие.

— Во-во! Доверься ему! Чтоб он мог верёвки плести из тебя! — обращаясь как бы к несуществующей женщине между ними.

— Да никому я массаж не предлагаю! Наоборот — сразу поставил границы! Просто я считаю, что каждый должен уметь делать массаж хоть немного!

— Что предложишь сейчас нам учиться у тебя массажу?!

— Ещё не хватало! Обрадовалась! Тебя нельзя вылечивать — у тебя тогда злобность пропадёт. Кусачесть кончится!

Все захохотали.

— Да он и сам-то не знает! — заявила другая громкоголосая, но более умная — Лилька. — Трепло!

— Ну терпло, не трепло, важно, чтоб интерсно было! — улыбнулся Серёга.

— Ведь как мы живём?! Никаких радостей жизни! — добавил он.

— Радостный ты наш, научи, расмеши, порадуй! — подмигнула Лилька.

— А чего учить? Это муж тебя радовать должен — не я!

— Это у кого муж есть, а у кого-то даже такой радости нету! — подала голос молчаливая, застенчивая Галя.

— Радости! Он вечером если не на рогах домой придёт — вот уже и радость! — заметила ещё одна женщина.

— Вер! Ну-ка как на духу: когда тебя последний раз благоверный поцеловал ТАК, что дух забрало? — засмеялся Серёга.

— Никогда! Он вообще целоваться не любит!

— А как он тебя заводит? — притворно удивился Серёга.

— А придёт на рогах — я и сама завожусь! — захохотала Верка.

— Нет, Вер, ты не поняла! Я о ласках!

— Ну и я тоже! Я его потом поленом так обласкаю, что он три дня весь в синяках ходит!

— Невесело у вас…

— Ага! А ты весельчак! Так научи нас весёлости!

— Да задолбала ты! Научи, да научи!… Тебя в школе 10 лет учили. Многому научилась? А тут не наука — тут жизнь! Вот ты целоваться умеешь?

— Да с кем целоваться-то!? Мой не любит телячьих нежностей!

— Не надейся! — отскочил Сергей. Все засмеялись. — Мой не любит телячьих нежностей… — передразнил он её, — а ты-то сама как?

— Да её нельзя целовать — она с непривычки сразу кончит — засмеялся мужик постарше — дядя Миша.

— Вам бы только кончить! — огрызнулась Верка.

— Нет, наоборот, она даже не знает, что это такое.

— А ты всё знаешь?!

— Ну незнаю… может то что я знаю, это ещё не всё! Но посмотри: сколько сейчас женщин болеет по-женски. Их оперируют, а они умирают. — Сергей намекал на недавние похороны сразу нескольких женщин умерших друг за другом.

— А почему так много вдруг заболевает именно по-женски? Да потому, что мужики или погибли или спились или никуда не годные. А женщине ласки хочется! Без ласки она только истощает себя сексуальными фантазиями. Природа-то предусмотрела на такой случай поласкать себя самой, но наши обычаи-же во всё вмешиваются: сам себя и то трогать не моги!

— Ага, онанист нашёлся! Сам уже до большницы додрочился! — захохотала Верка.

Сергей оглянулся:

— Ну что-ж, может и додрочился, но я не один здесь в больнице — я в хорошей компании, и рад, что и ты Верочка здесь, значит и ты подрачиваешь — а то мне одному в больнице скучно бы было!

Все захохотали, удачно спарированному выпаду.

— Вот смотри: если ты сама себя не поласкаешь, то и знать не будешь, как, когда и где тебе больше всего нравится и ты мужу объяснить этого не сможешь.

— Каждая женщина знает, где ей больше нравится и без твоего онанизма!

— Без онанизма она в лучшем случае будет знать как начать. Но дело в том, что ласки должны меняться по мере возбуждения и это можно проверить только в возбуждённом состоянии. А без этого ты теряешь главное удовольствие в жизни!

— Ничего, наши матери без вашего оргазма прожили и мы не помрём!

— Матери по своей безграмотности мучались, и ты хочешь изнывать без хороших ласк?

— Да всё это от дъявола, эти ваши оргазмы! — разозлилась женщина чуть постарше, Зинаида.

— Зина, от дъявола мучения. А по части радости и наслаждений в христианстве вроде как Всевышний. Он нас любит. Он нам любовь дарит. Или я что-то не понимаю?

— Никому все эти ваши оргазмы не нужны! — разпалилась Зинаида.

— Я и не настаиваю! Я просто говорю, что когда возбудилась лучше снять это возбуждение! Иначе если будет долгое скопление крови в области малого таза, то может и до болезни дойти.

— И надо дрочить?!

— Проще всего мастурбацией, но можно и наоборот — успокоить себя акупрессурой. Но ведь это ещё сложнее!

— Что это за матерки ты называешь? — Лильке стало интересно.

— Это восточные техники из Китая, Японии, но начало своё они взяли из Индии ещё несколько тысяч лет назад. Просто нажимаешь и растираешь пальцами различные места на руках, ногах и теле. Так называемые активные точки. Кто этим владеет даже сложные болезни лечить могут.

— А ты как раз тот знаток! — съехидничала Верка.

— Нет, я только то знаю, что мне нужно, как скорая помощь. А если сложные болезни — можно почитать.

— Где же такое почитать можно?

— В Новосибирске в центральной библиотеке хорошие книжки собраны.

— Ага! Это тут у нас за лесом! Новосибирск… Туда целые сутки на поезде, там книжку взял и домой сутки в общем вагоне!

— Такие книжки не выдают на вынос!

— Ну тем более!

— Да ладно Верка не мешай человеку! Ну и что ты можешь?

— Ну успокоить себя или другого. Например перед экзаменом. Или зубную боль ненадолго снять. Пока к врачу попаду. Или сильный кашель успокоить при простуде.

— Ой трепло! Ну покажи хоть что-нибудь! — Лилке было интересно.

— Ну зубы у тебя не болят, поэтому успокаивать нечего, а вот показать как довести женщину до оргазма — могу! Но патье придётся снять!

— Ага! Обрадовался! Сейчас прям тут дам себя лапать! Это я и без тебя знаю!

— Ну на растоянии я массажа не знаю! Это уже больше по части Зины — я ей уступаю раздел мистики! Но если мне не доверяешь можешь сама нам показать! Ты же это и без меня знаешь!

— Погоди, у меня соседка зубами мучается — позвать? — подскочила одна из женщин.

— Ну зови, но я не зубной врач, я зубы не лечу, но на время боль снимаю!

Через пару минут привели молоденькую девушку, у которой якобы болели зубы. Ей ничего толком не объяснили и она смотрела растерянно.

— Какой зуб? — спросил Сергей.

— А чё ты будешь делать? — испуганно спросила девушка.

— Ничего такого, что было бы неприятно.

Девушка робко открыла рот.

— Закрой рот! — нарочито грубо сказал Сергей и засмеялся — Я не полезу в рот. Ты так, снаружи покажи.

Когда девушка показала, он взял её руку с противоположной стороны от больного зуба. Начал пальцами разминать между большим и указательным пальцем.

— тыльную сторону запястья. Потом попросил согнуть руку в локте и начал разминать руку на конце локтевой складки. Девушка перестала бояться его прикосновений. Он сел перед ней и начал разминать икру на ноге. Халатик девушки был коротенький и нисколько не приспособлен для хранения тайн, когда мужчина сидит на корточках перед ней. Девушка сложила ладошки на низу подола, чтоб укрыться от взглядов Сергея. Но он уже переместился на тапочек девушки. Сняв тапочек и вытянув ногу её к себе он разминал тыльную сторону стопы и разминал активную точку. Через какое-то время он опять взял руку девушки и начал разминать между большим и указательным пальцем.

— Ну как? Болит? — спросил он внезапно.

— Что? — девушка потрогала щёку — Нет! Вроде не болит!

— Что и требовалось доказать! — Сергей сам немного удивился успеху.

— Да он её усыпил! — засмеялась Верка.

— Ну и хорошо, а то она всю ночь не спала! — сказала соседка девушки.

— Иди спи, дочь моя — положил Сергей руку на голову девушки на манер проповедника.

Все засмеялись и девушка пересела на место подальше.

— Удивил! — призналась Верка. — я думала трепло!

— О! Что значит удивил!? Представь я научил бы твоего мужа кое-каким приёмам. Куда бы ты каждую ночь улетала!!! — опять хохот.

— Ой девки! Нам надо сюда наших охломонов тащить — пусть Серёженька из них человеков сделает!

— Нет, охломон, это смертельный диагноз. Таких не лечат.

— И что мне теперь с ним делать? — расстроенно заявила Верка.

— Всё делай, что хочешь, с мужем это разрешается, но если он охломон, то охломоном помрёт!

— А у меня муж хороший — заявила одна молодуха. — Его научишь?

— Запросто! Но чему его научить ты бы хотела?

— Ну ты тут так много рассказывал… — растерялась молодуха.

— Так вот именно, что много!.. Ты уж скажи, чего тебе хочется!

— Да пошёл ты! — испугалась она смеха окружающих.

— Ну пошли вместе, но куда? У тебя укромное место есть?

— Трепло! — вспыхнула она.

— Да ни хрена он не знает! Начитался про эрогенные зоны и теперь заливает. То что он знает должен бы любой мужик знать! — заявил один из молодых мужчин.

— Вот в том-то и дело, что ДОЛЖЕН БЫ!!! Но поищи мужика, который знает, где у женщины эрогенные зоны. А уж когда какая лучше — это вообще не найдёшь! Ну а про то КАК — это просто катастрофа! Тут ведь даже специалисты говорят мол понежнее…

— Ну так конечно, вы мужики как начнёте лапать, тут всё настроение у любой пропадёт!

— Да нет, просто надо знать, как и где: в одном месте надо понежнее, а в другом можно и посмелее, если правильно. Вы ведь сами когда себя ласкаете, то не только легко касаетесь! — он оглядел женщин, некоторые засмущались его слов.

— Так сама себя чувствуешь, а он-то не чувствует!

— Ну для этого и есть специальные приёмы!

— Ай, пошлите девки на обед пора, а то он наговорит, ещё размечтаемся!

Все стали и потянулись на обед.

Сергей остался подольше. Он знал, на что он может надеяться. Последней пошла вслед за всеми Галя, сидевшая почти дальше всех, но слушавшая спор, возможно, внимательнее всех.

— Сергей! — остановила она его. — Я у вас хотела спросить…

Сергей оглянулся:

— У кого — у нас?

— Ну у тебя… — засмущалась Галя.

— Я знаю! — успокоил Сергей — Но сейчас нас ждут в столовой. Давай во время тихого часа выходи, поговорим. Только пойдём на скамеечку с торца больницы — там мешать не будут.

Галя удивлённо и благодарно глянула на Сергея: «Откуда он знал?» Но спрашивать не стала: — Ладно, пойдём поедим! — Сегей подтолкнул Галю в коридор.

………

После обеда многие пошли на тихий час по своим палатам, кто-то на процедуры, а Сергей пошёл на улицу и сел на скамеечку с торца больницы, которую не видно было от входа. Вскоре подошла Галя. Было видно, что она ужасно взволнована.

— Успокойся! Я не укушу и не подведу!

— Так успокой! — робко попробовала пошутить Галя.

— Нет, сначала расскажи: что у тебя наболело?

— Слушай, я тебя внимательно слушала, ты хоть и балдеешь, но всё же ты больше знаешь, чем говоришь.

— Давай будем говорить о тебе!

— Я не знаю, как начать… Вопрос немного непривычный…

— Галя, я тебя не буду перебивать, если ты будешь говорить. Но говори по делу!

Он погладил её ладонь.

— Я понимаю, что у тебя какие-то сложности, но хоть я и не психиатор, и не знаю, смогу ли помочь, но в любом случае я не разнесу твои секреты по больнице, можешь не бояться!

— Да нет, перебивай, так мне проще… я не боюсь, но я ни с кем ещё про такое не говорила…

— А с мужем?

— Нет, с мужем тоже не сильно откровенничали…

— Вы разошлись?

— Да… Три года назад… У него сейчас другая семья, он нас совсем не замечает. Его сыновья ему совсем не нужны…

— Вы с ним жили хорошо…

— Да нет, не то чтоб хорошо… Но он мне нравился и мне его хватало… А ему видимо мало было…

— А у тебя сейчас никого нет…

— Да…

— И никого других за это время не было?

Она задумалась…

— Даже не знаю как сказать… Не в этом дело… Я когда-то заметила, что один мужчина смотрит на меня. Он правда женатый, но я истолковалась без мужика, а он такой вежливый… Потом встретились одни и он мне сказал, что хотел бы встретиться… Короче отправила пацанов на каникулах в гости к бабушки в соседнее село и намекнула ему, чтоб приходил в гости, мол детей сплавила… Он мог только днём, вечером надо было быть дома. Короче я выкроила время и он тоже и он пришёл ко мне домой. Всё было вроде нормально…

Галя запнулась.

— Короче времени было не сильно много, да и следующая встреча кто его знает когда будет… Если будет вообще… Слишком ломаться не приходилось… Всё было хорошо, пока не оказались в постели… Он вдруг не смог… Повозились, он потом подскочил и убежал…

Она помолчала.

— Понимаешь: меня раздразнил, а дальше не захотел. Издевался, что-ли? Сейчас если встречаемся в селе случайно, мне так неудобно, да и он похоже избегает встреч…

Она замолкла снова.

— Слушай я не пойму, зачем ему это надо было?

— Что «надо было»?

— Ну он что? Позорить меня захотел?

— Почему ТЕБЯ? Он же если опозорился, то сам!

— Ну да, но мне ведь так неудобно, а он ведь наверно специально так сделал…

— Что он «специально сделал»? Опозоролся?

— Ну если он импотент, зачем назначает свидание. Да и жена у него. Едва-ли импотент… А если не импотент, то почему не захотел?

— Ну а если у него просто не встал?

— Так тогда он что? Импотент? Он что не знает, что у него не стоит? Ему что моего позора хочется? Вроде мужик невредный… но зачем он так?

— Погоди! Понимаешь, у мужчины эта функция не подчиняется мозгу. Мы не можем просто захотеть чтоб встал и он встанет. Для этого нужно сексуальное возбуждение.

— Там что, я его не возбуждаю, зачем тогда клинья бить?

— Да нет! Всё как раз наоборот: он не подонок, а очень хороший человек и наверно нечасто имеет свидания, может вообще впервые изменяет жене. Поэтому перед свиданием видимо очень переволновался. А ты его возбуждаешь, даже слишком сильно. Но он перевозбудился ещё до постели, даже ещё до свидания. А эрекция связана с непроизвольным сокращением специальных мышц, которые пережимают отток крови от полового члена и наступает эрекция. Но мышцы не могут быть напряжены бесконечно долго. Со временем они отпускают и эрекция проходит. Тебе это слово «эрекция» понятно?

— Да, я знаю всё это, просто никогда ни с кем так не обсуждала… А ты так запросто про это говоришь, и вроде оно нисколько не позорно…

— Итак твои знакомый: он очень хороший человек, плохой бы об этом меньше думал и не перевозбудился бы заранее. А он перевозбудился, да ещё и когда к тебе пришёл, может боялся, что увидят, мысли были не о возбуждающем, а были перебиты, более сильными мыслями, может страхами. А потом, когда он почувствовал, что у него не стоит, появилась паника и тогда уже все его мысли были какие угодно, но не возбуждающие!

— И что делать мне?

— Тебе главное не заострять на этом внимание. Пусть будет всё обычно. Вообще настройся сама и настрой его не на секс, а просто на приятную встречу. Встретитесь, пообнимаетесь, поцелуетесь, поласкаетесь. Будет секс — хорошо. Не будет — тоже хорошо — вам было приятно вместе!

— Да он уже больше никогда не придёт…

— Всё в твоих руках, девушка! — патетически заулыбался Сергей. Галя сидела и обдумывала сказанное.

— Но если придёт, или если такое случится ещё раз с другим, сделай следующее: скажи, что тебе с ним хорошо, и что так даже лучше — без секса на первом свидании. Но слишком внимание на этом не заостряй — сказала — и забыла! Потом накинь на себя халатик. Трусиков не одевай, чтоб в случае чего быть сразу готовой. На него накинь лёгкую простыню. Это создаст видимость, что настрой на секс закончился, мол дальше будут только ласки, но не секс. Это снимет панику и мысли о необходимости быть готовым к сексу и освободит скованность в голове.

Так ты подготовишь его к возможности последующего возбуждения, отвлекая мысль от возбуждения. Парадокс? Нет, возбуждение — это рефлекс, а не мысли! Дальше веди себя по обстоятельствам. Если у вас уже немного было и он проникал в тебя, но потом не смог закончить из-за того, что у него упал, то увлажни полотенце холодной водой, и протри его член этим холодным влажным полотенцем. Это снимет напряжение, придаст чувство чистоту и простоты в интиме. Но не ожидай, что член встанет. Опять укрой простынёй и продолжайте просто разговаривать.

Лучше пусть он просто лежит, а ты сидишь сбоку. Во время разговора немного ласкай его грудь, живот, но как бы невзначай — незаметно. Не делай упор на эти ласки. И следи за простынёй. Когда-то у него скорее всего появится возбуждение. Тогда начинай ласки ниже. Низ живота, член, яички. Но слишком долго не тяни. Как только член станет достаточно твёрдым, просто садись верхом на него! Не стесняйся — всё делай сама! И не стесняйся, что он будет видеть, как его член входит в тебя — это возбудит его.

Но Сергей чувствовал, что она ещё не всё сказала.

— Но это ещё не всё?! — убеждённо спросил Сергей.

— Да… Но я не знаю, как сказать…

— Ну ты же видела: чем проще говорить, тем лучше. Так и говори!

— Да… У меня до этого был один мужчина, мы встречались пару раз… Всё было как надо… Но я не испытывала никакого наслаждения… Понимаешь… У моего мужа был огромный длинный член, достававший до матки и по началу, когда мы начали встречаться, мне даже больно бывало. А потом привыкла и он вводил меня в экстаз очень быстро… А у этого… Он вроде не маленький был, но мне всё хотелось, чтоб он поглубже… Такое ощущение, что он не достаёт до чего-то… Как будто не хватает чего-то… И у меня сейчас даже страх. А вдруг я не смогу больше найти себе мужика с таким большим членом и что? Я всю жизнь буду неудовлетворённая ходить?

Разговоры о размерах мужского члена, да ещё и признание о том, что она любит большие члены, были настолько непривычны для Гали и ввели её в такое смущение, что её руки тряслись.

— Такое бывает крайне редко. Лучше всего использовать позу когда ты сначала сядешь верхом, лицом к нему. Но потом повернись боком, возьми одну его ногу и прижми её к своей груди. Так чтоб у каждого из вас одна нога другого партнёра проходила спереди, другая — сзади. Можешь потом и лечь между его ног. «Валетом» — так сказать. При этом ты своей промежностью полностью прижмёшься к его. Там уже места не будет! Во первых его член просто не сможет выпасть, даже если эрекция была короткой, во-вторых член будет вдавливаться полностью, на всю длинну. Попробуй потом достичь удовлетворения сама. Даже если он не сможет кончить, ему будет не так неприятно за неудачу, если он «сможет доставить тебе удовольствие». Пусть он так думает! — Сергей сел перед Галей на корточки и взял её руки в свои. Это создовало особое доверительный настрой.

— Не стесняйся, я не обижу тебя!

— Я знаю…

— Ты смогла бы поцеловать его ТАМ?

— Не знаю… Наверно… А что? Это надо?

— Нет! Не обязательно. Притом с этим надо быть осторожным — не каждому мужчине такое понравится. Наши мужчины ещё не воспитаны так, чтоб воспринимать это попроще. Но некоторые хотели бы испытать такое. А сказать часто боятся. Особенно такие, как твой — робкие. И если он мечтал о таком, но никогда не испытывал, а ты сделаешь ему минет — он будет небывало счастлив. Между вами возникнет особая доверительность.

— А как мне проверить, что ему хочется?

— Игрой! Щекоти, целуй его тело, и так спускайся поцелуями всё ниже. Следи за его действиями. Если ему не хочется, он покажет это. А если будет ждать продолжения — тоже видно! Когда дойдёшь до члена, просто прижмись лицом к стволу. Если он не изъявит отрицательных действий — поцелуй легонько член. Просто поверхностно. Почти безобидно. А потом уже можешь постепенно усиливать поцелуи. И не бойся. Член любит крепкие объятия.

Только гладить и щекотить надо легко, особенно головку и яички. А потом, обхватывай ладонью ствол, сжимай крепко и дрочи. Если хочешь чтоб кончил — быстрыми движениями сильно сжимая и движения как можно длиннее. Так чтоб в обоих концах движения кожица была немного натянута. Только оголённую головку сухой рукой не три. А ласки ртом делай так, чтоб не задевать зубами члена. Только губами и языком. Можешь дрочить кулаком и при этом, когда член выходит из кулака чтоб он заходил в рот. Тогда ствол будет возбуждаться твоей рукой, а головка — скользкими движениями во рту.

Галя сидела ошарашенная.

— Ты сама себя ласкаешь?

Галя посмотрела ему в глаза — такое она не обсуждало даже с лучшими подругами, но его открытость покорила её и она не долго думая, решилась:

— Да…

— Как часто?

— Всяко…

— Пальцами ласкаешь или какими-то предметами?

— Пальцами.

— Предметами никогда?

— Нет.

— И до экстаза себя доводишь?

— Да… Но я-то чувствую, как мне лучше…

— Это хорошо… Конечно мужчина чувствовать не может — он должен просто знать! Я тебе покажу эротический массаж, если хочешь. Ты поймёшь, как мужчина может возбудить тебя правильными действиями . Ты можешь или его научить делать правильно или же просто помогать незаметно.

Сергей наблюдал за реакцией Гали. Казалось она не слышала его слов. Она сидела смущённая, отрешённая.

— Согласна?

— Да… Но что я должна… Неудобно как-то…

— Ну… думай, что я твой любовник, если тебе так проще.

Сергей всё ещё сидя на корточках перед Галей положил свои руки на колени и погладил бёдра до подола платья. Галя передёрнулась от таких ласк. Она уже от разговора завелась, потом это предложение. Теперь ласки коленок… Сергей ей сразу понравился, но что он будет ласкать её прямо сейчас здесь посреди бела дня, она даже боялась мечтать.

— Здесь в подвале больницы есть массажный кабинет, там никто не работает, поэтому он закрыт, но у меня есть ключ. Вечером после отбоя придёшь?

— Да, — дрожащим от волнения голоса сказала Галя.

— Ты чего так волнуешься? Я всего лишь массаж буду делать, всё очень просто, успокойся! Пойдём, я покажу тебе где этот кабинет, чтоб вечером не искать — позвал Сергей, встал и пошёл впереди.

— Погоди! Нас увидят! — испугалась Галя.

— Конечно увидят, мы же не прозрачные! — засмеялся он и добавил:

— Но сейчас во дворе наверно никого нет, а если увидят, то что? подумают, что мы пошли по палатам. Про массажный кабинет никто не подумает.

Они вошли в здание больницы, но повернули к лестнице ведущей вниз. Галя дрожала от страха или какого-то непонятного напряжения. Сергей шёл по коридору подвала впереди и подойдя к одной из дверей вставил ключ и начал отмыкать.

— Ты что?! Нас увидят! — шёпотом попыталась остановить Сергея Галя, но он открыл дверь и пропустив её вперёд, тихонечко закрыл за собой дверь и повернул ключ изнутри.

Галя огляделась. Посреди кабинета стоял высокий массажный стол, обитый дермантином с дыркой для лица. У стены стоял стол с двумя стульями и кушетка и ещё один стул стоял возле окна. Окно было подвальное и вело в подземную нишу. От этого окна в кабинете света было не много, но и темно не было.

Галя войдя в кабинет ещё не сдвинулась с места и Сергею, чтоб пройти дальше надо было сдвинуть её внутрь кабинета. Ситуация была такая доверительная, что Сергей решился обнять её сзади прямо за грудь. На Гале был тоненький ситцевый халатик, тоненький лифчик и трусики. Его горячие объятия обжгли её как будто на ней ничего не было. Он прижал её к себе и поцеловал сзади в шею.

Галя и перед этим едва держалась на ногах от волнения, а этот поцелуй как молнией сразил её. Она потеряла чувство реальности, схватила его ладошки и прижала их к своим грудям.

— Ты меня с ума сводишь… — прошептала шёпотом Галина

— Не надо Серёженька, я не могу тебе сопротивляться.

— Не надо сопротивляться! — одну руку он пролез под халатик и лифчик и сжимал, гладил и мял её сосок. Она вытянула шею, подставляя её поцелуям, одной рукой она потянулась вверх к его волосам и прижала его голову к себе.

Сергей заметил, что это была та рука, которая прижимала его руку, пролезшую под халатик и это показывало ему, что Галя не пытается мешать его ласкам. Другую руку, лежащую поверх халатика он начал ласкать всё её тело. Хотя его рука и была покрыта рукой женщины, но её рука сопровождала его движение, не мешая. Халатик был тоненький и под ним ощущалось всё: вот резинка трусиков, вот он перевёл руку ниже, на лобок и потом ниже уже между ног. Женщина вздрогнула от возбуждения и полуприсев прижала его руку к лобку. Она задвигала бёдрами, вжимая его руку в себя.

— Я не могу!… Серёженька!… Что ты со мной делаешь?!…

Он провёл рукой ниже и задрав полу халатка начал гладить её бедро изнутри. Она извивалась то слегка приседая, то сжимая ноги, то снова разводя их. Её рука всё ещё лежала на его руке, но уже почти вела его руку. Он начал гладить её трикотажные трусики. Когда он сжал её половые губы пальцами и зажав клитор меж её половых губ сквозь ткань трусиков начал двигать ими вдоль клитора. Она чуть не упала от бессилия.

— О-о-й-х — застонала она и повернулась к нему и их губы сплавились в жарком поцелуе и она обняла его. Он воспользовался этим и сдвинув трисуки теперь ласкал её промежность. Она была горячая и скользкая от возбуждения. Галя перебирала ногами, отчего его ласки были подчинены её движениям. Но она не мешала себя ласкать даже в самых потаённых местах. Сергей подвёл её к кушетке и она бессильно опустилась на неё.

Сергей только успел задрать халат до живота, чтоб Галя не села на него. Он повалил её на спину и подняв ноги сдёрнул её трусики и положил её ноги себе на плечи. Он немного поласкал её клитор и потом сняв с себя одним движением трико и трусы освободил свой возбуждённый член. Положил его вдоль половой щели и начал тереть им её, не вводя член во влагалище. Галя застонала извиваясь навстрегу движениям члена. Она взяла его член и направила его внутрь себя. Член вошёл гладко и Сергей начал движения бёдрами вводя и выводя член на всю глубину.

Галя вцепилась в его бёдра и рвала его на себя. Её глаза затуманились и при каждом толчке она постанывала и извивалась. Изголодавшийся Сергей быстро почувствовал приближение кульминации. Но в этот момент Галя застонала и её конвульсии были резкие и неподконтрольные. А во влагалище пробегали волны сжатия, как будто кто-то начал массировать его член. Сергей зажал Гале рот, но сам уже не выдерживал возбуждения. В его мозгу, как фейерверк, взорвался фонтан брызг, а внизу фонтаном брызг его член извергался в Галю.

Обессиленый он свалился рядом с Галей. Какое-то время они приходили в себя. Она вдруг поняла, что она лежит с задранным выше пояса халатиком, её лифчик сбился выше груди и его руки блуждали по её грудям и животу. Она вспомнила всё что только что произошло и ей стало немного стыдно за её неудержимую страсть. Она натянула лифчик на грудь, поправила халатик, подобрала с пола трусы, одела их и подсела рядом с Сергем. Он тоже натянул трусы и трико и обняв женщину сзади гладил её груди.

— Мне так неудобно, что я так… — прошептала Галя.

— Ты что! Не смущайся, ты была замечательна! Ты вела себя естественно. Просто у тебя давно не было никого и ты истолковалась по ласкам.

— Ты всё так красиво объяснил — заулыбалась она.

— Всё и было красиво… Ничего, что я в тебя кончил?

— Нет, я так хотела…

Они ещё немного посидели обнявшись. Сергей ласкал её груди поверх халатика, целовал её шею.

— Нам надо бы сейчас отсюда выбраться никем не замеченными — заволновалась она.

— Не волнуйся — всё будет отлично! Так вечером я тебя жду на массаж? — они вышли в полутёмный коридор подвала.

— Мы уже вроде провели?

— Ну нет, это было бурно, но и сумбурно! Я хочу тебе сделать красивый спокойный массаж, чтоб ты расслабилась.

— Ну… хорошо, до вечера!

Они поднялись из подвала и разошлись по своим палатам.

………

Летние вечера были долгие, женщины балясничали и в какой-то момент Сергей кивнул Гале и ушёл со двора в больницу. Как и в обед, он пошёл не в общий коридор, а в подвал. Отомкнув массажный кабинет он зашёл и пока ещё не стемнело он проверил что было в тумбочках. Нашёл массажное масло. Простыни. Полотенца. Больше ничего и не надо. Но пока дверь оставалась незапертой и мог заглянуть любой, он ничего не стал делать. Прилёг на кушетку и начал ждать. Вскоре дверь скрипнула и заглянула Галя.

— Заходи и замкни дверь!

— Ой я вся перетрусила с твоей идеей! — она смущалась, того что было между ними днём как будто не было. Она доверяла ему, но чувствовала себя неловко.

— Чего ты боишься? Мы ничего ТАКОГО не делаем, успокойся! — засмеялся он.

— Давай я тебе сначала успокоительный массаж сделаю.

Он посадил её на своё место, а сам сел на корточки перед ней, взял её руки и начал разминать её активные точки. Потом помассировал локти и потом, поставив себе её ступню на бедро, начал разминать точки на ступнях. Её нога поставленная на его бедро открывала его взору её трусики. Не те, что были днём, а более нарядные, кружевные. «Она готовясь к этой встреча одела свои самые красивые трусики» — подумал Сергей. Но сейчас чувствуя, что он видит её исподнее, она попыталась прикрыться подолом халатика.

Он улыбнулся, надавил ей на грудь принудив откинуться назад.

— Закрой глаза, расслабься и ни о чём не думай. Полностью доверься мне! Я ничего плохого тебе не сделаю!

И в доказательство или как проверка своих установок, он отвёл её колено в сторону, чтоб массировать точку на внутренней стороне икр. Теперь её ноги были широко разведены и он разглядывал её трусики. Через сеточку ажурной ткани выбивались отдельные волоски. Он поставил её ногу на пол и взяв из тумбочки простыню, застелил ею массажный стол. Галя хотела, что-то сказать, но он положил свой палец ей на губы, как бы говоря: «Молчи!» Он взял её за руки и она встала. Расстегнув пуговки он снял её халатик.

— А разве массажисты раздевают пациентов?

— Ты забыла, что я буду делать интимный массаж.

И расстегнув ей лифчик положил его на кушетку. Потом взяв за края трусиков он потянул их вниз. Движения были уверенные и это уменьшало смущение женщины. Он посмотрел на её треугольник волос на лобке и доверительно улыбнулся. Они не были влюблёнными. Они даже не были знакомыми. То что было днём, сейчас не верилось и поэтому она сильно смущалась. Но он подвёл её к массажному столу, помог залезть и лечь лицом вниз, укрыв её тело второй простынёй. Это немного успокоило её. Сам же он начал придумывать массаж. Никакого конкретного плана у него не было. Всё придумывал на ходу. Он начал с массажа головы, встав в изголовье. Она прошептала:

— Я так люблю, когда у меня возятся в голове!

— Я буду делать ТОЛЬКО ТО, что ты любишь!

— Мне кажется, что это сон, ущипни меня!

— Это и есть сон, спи! Главное — расслабиться и дать твоей энергии свободно связаться с космосом. Так утверждают старые китайские гуру.

Смочив слегка пальцы маслом, он разминал мышцы шеи, потом встав сбоку от неё, он начал гладить её спину и ягодицы широкими движениями. Потом он укрыл её спину простынёй и перешёл к ступням. Он немного поразминал ступни, но потом, подумав, что это не слишком эротично, перешёл на икры и бёдра. Сначала с нажимом, чтоб не спугнуть — как обычный массаж. Но потом его поглаживания стали всё более лёгкими, от икр по внутренней строне ноги до ягодиц. Он подвинул её ногу к себе, так, чтоб его руки при движении вверх касались волосков на промежности. Теперь он смочив руки намазал маслом её попочку. Растирая масло он смазывал её ложбинку между ягодиц. И ниже по краю между ягодиц и бёдер. Теперь его движения из втирающих превратились в скользящие, почти щекотящие.

Он ещё шире положил её ноги и гладил её по ягодицам и бёдрам всё глубже проникая к промежности и анусу и по бёдрам вдоль половых губ. Поглаживая её половые губы и даже сжимая их друг с другом и потирая друг о друга с нежными, едва касательными поглаживаниями. Он заметил, что её щель стала влажной и скользкой при касании. Тогда он попросил её перевернуться и укрыл простынёй.

Он помассировал точки на лбу, потом вокруг носа и потом лёгкими, щекотящими движения вокруг губ, подбородка, шеи. Наклонился к ней и стал нежно целовать её лицо. Лоб, нос, щёки. Поцелуи были лёгкими, щекотливыми и когда он поцеловал её в губы, она ответила на его поцелуй. Но он положил пальцы ей на губы, веля отключиться.

Он целовал её от губ дальше — подбородок, шея, плечи. Сдвинув простынь начал целовать грудь, сначала сверху, потом сбоку и снизу и наконец соски. Потом перешёл на другую грудь. Теперь он начал своими маслянистыми руками гладить груди. По низу, как бы поднимая их, вкруговую, вокруг сосков. Потом движениями от краёв к соскам, будто он хотел выжать содержимое груди через соски. Правда без нажима. Скользкие от масла груди выскальзывали из рук и Галя начала тяжело дышать. Теперь он начал собирать грудь щепотью, будто он брал большую щепоть соли с краёв груди к соскам. Потом круговыми щекотящими движениями вокруг сосков.

Сконцентрировав всю возбуждённость в сосках своими поглаживаниями он теперь начал целовать и ласкать соски языком. Смоченные слюной соски растирал и разминал между пальцев. Её возбуждение возрасло. Она тёжело дышала и уже не могла лежать без движения и гладила его голову, вороша волосы.

Его же рука гладила её живот и вниз до бёдер. Он отстранился и укрыл её грудь. Открыв одну ногу и отведя её в сторону он начал масировать икры и бёдра. С каждым движениям всё дальше и всё легче по коже. Теперь он сдвинул простыню дальше и его взору открылася её красивый треугольник волос на лобке и негустые волосики идущие вдоль набухших от возбуждения половых губ. Крепкими вдижениями он разминал низ лобка чуть выше места, где закаччивается складка в которой спрятался клитор. Он сдвигал кожу лобка вниз, косвенно нажимая на клитор. Потом он начал поглаживать по складке вдоль бёдер и половых губ.

Он зажал между пальцами половые губы женщины начал водить сжатыми половыми губами вперед-назад, раздражая зажатый между ними клитор. Галя застонала от возбуждения и поджала ноги, но Сергей нажал на них и опять раздвинув их продолжал водить сжатые губы туда-сюда. Женщина не могла держать свои ноги неподвижно и вся извивалась в такт его движениям.

Он отпусктил сжатые губы и стал разглаживать своей ладошкой вдоль половых губ до ануса раздвигая их. Его средний палец погружался между её скользких губ. Смоченым её влагой смазкой пальцем он начал щекотать её вокруг ануса. Галя стала извиваться ещё сильнее. Он знал, что многих женщин возбуждают ласки ануса не меньше ласк влагалища.

Гале тоже это нравилось и Сергей заметил это. Он хорошо смазал пальцы маслом и ласкал скользящими движения анус. Он раздвинул половые губы и начал их разминать каждую по отдельности пальцами. Потом зажав их между пальцами он водил пальцами вдоль половых губ, будто старлся размять их припухлость. На такие движения Галя реагировала резкими подёргиваниями.

Положив ладошку на низ лобка так, что пальцы легли вдоль половых губ, он начал двигать ладошкой поперёк так, что чувствовал, как набухший клитор прескакивал под пальцами. Её возбуждение стало ещё выше. Нажав пальцами на лобок и сдвинув лобок в сторону клитора Сергей заметил, что это, в другой ситуации безобидное движение, вызвало у Гали сильное движение бёдер. Он провёл ладошкой снова вдоль половых губ до самого ануса и потом ведя вверх немного нажал и они погрузились во влажную щель. Указательный и мизинец остались лежать на половых губах, а два средних Сергей утопил во влагалище.

Теперь он начал с силой быстро дрочить тело женщины вверх и вниз, будто он отрывал её от массажного стола. Такого натиска Галя не предполагала. Только что Сергей массировал и гладил её и его движения становились всё нежнее. И вдруг такая атака! Из Галиной глотки вырывались нечленораздельные звуки, стоны и всхлипы. Сергей убрал руку и положив её на лобок, подвинул лобок к клитору. Галино тело затряслась и по нему пошли волны так, что её ноги отрывались от стола.

Когда её судорга закончилась Сергей опять провёл ладошкой по половым губам и ввёл два пальца во влагалище. Уже это введение пальцев пробежало по телу новой волной возбуждения. Когда же он начал дергать её тело, она уже не могла сдержаться. Сергей чувствовал как судорги во влагалище сжимали его пальцы. Галя уже потеряла контроль над реальностью и её стоны и судорги стали беспрерывными.

Это было то, чего добивался Сергей! Он ещё несколько раз переводил руку на лобок и опять во влагалище и доводил её до беспамятства. На простыне под Галей намокло от выделяющейся смазки.

Теперь Сергей перетянул за ноги Галю на край массажного стола. Он положил её ноги себе на плечи, спустил свои трико и трусы, и ввёл свои возбуждённый член. Их движения были страстными и он наслаждался чувствуя, как его член сжимается волнами судорог пробегавшими по влагалищу. Через какое-то время он позвал её на кушетку: «Давай сзади!»

Она встала на карачки и он ввёл член между бёдер, притягивая её за бёдра. Эта поза возбуждала Галю обычно больше всего, но сейчас больше уже некуда было. То снижение возбуждения, которое было, пока они переходили на кушетку прошло после нескольких первых толков членом внутрь Гали. Когда новый оргазм накрыл её и она извиваясь билась в экстазе, упав головой на кушетку и выставив зад навстречу члену. Сергей дотянулся до её головы и придерживал её рот закрытым, чтоб её крики не выдали их. Они ещё несколько раз меняли позиции пока Сергей, не в силах сдержать себя и излился в неё бурной струёй.

Теперь они лежали голые рядом друг с другом и Сергей обессиленно ласкал её груди.

— Это было сумасшедше! — прошептала Галя в ухо Серёже. — Я такого ещё никогда не испытывала…

— Ты говорила, что у твоего мужа был огромный длинный член, достававший до матки. И только таким членом можно довести тебя до оргазма. Так вот я тебе доказал, что это не так: у меня член небольшой, но тебе вроде хватило!

— Да уж! Я вообще ничего не соображала!

— Тебе это надо. У тебя уже начинались комплексы. Теперь можешь расслабиться… Они лежали целуясь и лаская друг друга. Галя играла с опять возбудившимся членом Серёги.

— Хочешь поцеловать?

Галя благодарно взглянула на Сергея:

— Хочу попробовать…Можно?

— Мне бы понравилось!

Она склонилась к члену и нежно коснулась губами головки.

— Посмелее!

Галя взяла головку в рот и начала дрочить ствол ладонью. Сергей наслаждаясь лежал навзничь. Потом он взял ногу Гали и переместил её над собой так, что Галя стояла на карачках над ним, склонясь к его члену, а его лицо было рядом с её киской. Он нежно поцеловал её лобок. Потом раздвинул половые губы начал легонько трогать языком её клитор. Галя опять начала возбуждаться. Лаская пальцами анус женщины и целуя и щекотя языком клитор её о половые губы. Он снова довёл её до оргазма.

— Ну вот, опять я кончила, а ты нет.

— Мужчина не может десяток раз в день…

Они ещё полежали до наступления почти полной темноты.

— Пойдём уже темно, пошли — пора спать.

Они оделись и пошли по палатам.

Черз несколько дней Галю выписали и они довольно скромно попращались и больше никогда в жизни не встречались…