По пути с рынка

Мы с моим другом бывшим одноклассником Вадимом слонялись по городу и как раз шли мимо рынка. Перед нами оказалась женщина, нагруженная двумя сумками с покупками. У нее была очень выразительная задница, большая, выпуклая, с глубокой ложбинкой между ягодицами, которые возбуждающе перемещались при ее ходьбе. Мы шли следом за ней и, особенно не стесняясь, обменивались впечатлениями.



— Вы чего там пристроились, — обернулась женщина, — лучше бы сумки помог-ли донести.

Мы поравнялись с ней и взяли у нее из рук сумки. Спереди она выглядела не менее внушительно, большая высокая грудь, широкие бедра. На вид ей было не-много за тридцать.

— Что, моя жопа понравилась? – Спросила она.

— Внушительное зрелище, — подтвердил Вадим.

— На работе мужикам тоже нравится, все норовят погладить или шлепнуть по ней.

— Если под одеждой это такое волнительное зрелище, то как же она в чистом виде выглядит? – Задался я вопросом.

— Что значит в чистом виде? Ты думаешь, у меня жопа грязная? – Возмути-лась она.

— Нет, что Вы, я имею в виду, когда без одежды, голая.

— Размечтался. Вы что, женскую голую жопу никогда не видели?

— На пляже, почти голых, в таком купальнике, когда сзади только веревочка, которая ничего не закрывает. Но такой внушительной не видели. Вашему мужу, наверное, все мужики завидуют.

— Не все, это дело вкуса. Одним нравятся маленькие аккуратные попочки, дру-гим побольше, а третьим вообще кошелки. Кроме размеров важна еще форма. Бы-вают такие женственные формы, которые вызывают у мужиков желание, а бывают некрасивые, уродливые. Вон видите, женщина идет? Может она и хороший чело-век, но задница у нее рыхлая, обвисла, почти до земли свисает. У какого мужика на такую бабу член встанет? Вам сколько лет-то? А то я прямым текстом шпарю.

— Нам по 18 лет.

— Девчонкам-то еще не вставляли или уже приобщились? Сейчас девки рас-путные.

— Нет еще, а со всякими шалавами связываться опасно, заразиться можно.

— Это правильно. Пять минут удовольствия, на весь век калека, — одобрила она наше мнение, — если уж вступать в связь, то с женщиной, в которой уверен.

— А где ее найдешь? Их же по рецепту не выписывают.

— Много одиноких женщин, которые обделены мужским вниманием. Среди ваших подружек есть молодые да ранние, уже вовсю трутся с ребя-тами.

— А Вы замужем?

— Замужем и двое детишек у нас. Поехали с мужем к его родителям, к вечеру вернутся.

— А у вас кроме мужа бывают мужчины?

— Тебе-то это зачем? Много будешь знать, скоро состаришься.

— Мы думали, Вы нам поможете, мы-то Вам помогаем.

— Вон как, я-то думала, они по доброте душевной мне помочь решили, а они, оказывается, мне вдуть задумали.

— Ничего мы не задумали. Если Вы не захотите, то ничего и не будет, просто так с сумками прогулялись.

— Обидно? Тяжело нести-то, устали?

— Ничего мы не устали, хотя сумки у Вас увесистые. Просто хотелось бы, что-бы люди отвечали добром на добро.

— Вот шантажисты. Ладно, посмотрим, как себя вести будете. Вон видите впе-реди девятиэтажка, нам туда.

Мы приуныли, до дома было еще метров четыреста, а у нас уже руки до ко-лен вытянулись. Наконец мы дошли, поднялись на шестой этаж и вошли в кварти-ру.

— Сумки на кухню поставьте, ребятки, и проходите в комнату. Я сейчас в ван-ну схожу и отпущу вам, честно заработали. Вы снимайте штаны, готовьте свои орудия.

Она вышла из ванны голой, и мы с удовольствием ее разглядывали.

— Вы хотели голую жопу увидеть, смотрите.

Она встала на полу на четвереньки и раздвинула ноги.

— Ну, кто первый?

Вадим пошел первым.

— Вставай сзади на коленки и пихай своего дружка. Только в жопу не попади, ниже, дай-ка я помогу.

Вадим за несколько толчков проник в нее до основания и задвигал задом. Женщина тоже двигалась, насаживаясь на его член. Зрелище было возбуждающим, я боялся, что спущу от одного его вида. Наконец Вадим в судорогах кончил и уступил свое место мне.

Вторым номером я легко вошел во влагалище и бодро за-двигал задом. Это был мой первый секс, ощущения непередаваемые. Я держался руками с боков за ее жопу и наблюдал, как мой член ныряет в ее нутро. Со мной женщина кончила первой, потом и я задергался.

— Вот и ладушки, подотритесь полотенцем и гуляйте, а то, не ровен час, при-дет кто-нибудь. Так я стала вашей первой женщиной?

— Да, а мы даже не знаем, как зовут нашу первую женщину.

— Ну, говорят, что секс не повод для знакомства, но имя первой женщины нужно знать. Меня зовут Надя. А вас?

Мы с Вадимом назвались.

— Надя, а можно к Вам еще прийти?

— Нет, мальчики, я женщина замужняя, мне скандалы не нужны. Если когда-нибудь случайно встретимся, как сегодня, вполне возможно, что еще разочек пове-селимся, а специально загадывать ничего не будем.

Мы распрощались и ушли. Нам показалось, что мы изобрели способ, кото-рым можно принуждать женщин к сексу, помогая им что-то донести с рынка и ста-ли его применять на практике. На следующий день мы с Вадимом тащили с рынка тяжеленную сумку, серьезно устали, но женщина стала предлагать нам в оплату за наш труд небольшие деньги. Мы стали намекать, что, мол, рассчитывали на секс. Она ответила, что она не такая, что блядством не занимается, что, если у нее что-то и бывает, то только по большой и светлой любви.

Мы поняли, что выводы нужно делать на основе представительной статистики, а не по единичному положительно-му результату, забросили эти рыночные отношения и стали ходить на танцы. Там в первый же вечер, проводив девушек до рабочего общежития строителей, мы были вознаграждены сексом в позе стоя у забора. Мы поняли, что, не смотря на разви-вающиеся у нас рыночные отношения, танцплощадка является более надежным ис-точником партнеров по сексу, и мы целиком переключились на нее.