Туалет, грязный секс

Мы жили недалеко от городского парка, и мне очень нравилось там гулять. Однажды, когда я уже порядочно набегался по тропинкам, изображая Чингачгука или какого-то лесного разбойника, мне приспичило по — большому, я забежал в общественный туалет. Там никого не было, кабинки были просто отгорожены одна от другой перегородкой и без дверей. Только я снял штаны и устроился поудобнее, как снаружи послышались приглушенные голоса и в туалет зашли ребята из соседнего двора, человек шесть. Они были старше меня на два-три года.

— Есть? — спросил один.

— Есть, стань на входе.

Ребята рассыпались по кабинкам, а один стал на выходе. Ко мне подошел тот, который командовал, его звали Игорь, расстегнул ширинку и вывалил хуй перед моим лицом.

— Сам будешь сосать, или тебе сначала зубы повыбивать, чтоб не кусался, а потом отвафлить? — я чувствовал надвигающуюся опасность, но, что все произойдет так быстро — я не ожидал.

— Считаю до трех и начинаю пиздить, РАЗ!!!: ДВА!!!!!!: ДВА С ПОЛОВИНОЙ!!!!!!!!!

Он замахнулся:

— Не нужно пиздить, я не умею: — пролепетал я.

— Ладно, научим, но если будешь плохо стараться все равно отпиздим! Открывай рот!

И я закрыл глаза и открыл рот.

— Открой глаза и смотри, — он взял меня рукой за подбородок снизу, подождал, пока я открою глаза и посмотрю на него, и вставил залупу мне между губ. Она была мокрая, в какой-то слизи, толстая и горячая.

— Так, твои губы должны быть мокрыми, как пизда, ясно? — он размазал слизь по моим губам своей залупой и отъехал назад. — Набери слюны на язык и высунь его! — скомандовал он.

Я набрал слюны на язык и высунул его наружу. Он макнул туда залупу и опять все размазал по губам.

— Еще давай:

На третий раз, ему показалось достаточно и он вместо того, чтобы с языка размазывать слюну просто въехал залупой мне в гланды.

Я поперхнулся.

— Рыгать мне тут не вздумай, будешь пол языком вылизывать, сука! И стал с мокрым хлюпаньем долбить меня в горло.

— Зубы держи подальше, куснешь — повыбиваю нахрен, соска!

Я сдавленно похрипывал и постанывал при особо сильных толчках, но почему-то мой писюн затвердел и вздыбился. Было похоже, что он тоже был бы не против меня отыметь таким же образом.

Игорь натянул меня за уши до упора и длинно кончил.

— Глотай, сука!

С хуем глубоко во рту я с! трудом за несколько раз все проглотил.

— Теперь оближи, — он вынул хуй изо рта и подставил мне его для вылизывания. Я облизал, как умел, как будто это эскимо на палочке.

— Вафли его по очереди, пацаны, я — курить. А ты, — он пошлепал меня по щеке, — теперь наша соска, будут заходить посторонние, не дергайся — не в твоих интересах.

:

Их было шестеро в тот день, шесть разных хуев. Они пропустили меня по кругу два раза. Несколько раз в туалет заходили отдельные мужики, ребята куда-то исчезали, но я, как прикованный, оставался на своем месте, сидя со спущенными штанами, ждать следующего сеанса.

Было уже часа четыре дня, когда Игорь меня отпустил, — Давай, соска, двигай, покажись мамочке. В девять вечера чтоб была тут, продолжим учъЕбу, советую не опаздывать.

Он именно так и сказал — учъЕбу!

Мне страшно было идти, но еще страшнее было не идти и знать, что меня словят и отпиздят, а потом все равно будут ебать а рот.

В девять я был уже на месте.

— Соска на месте? — это был голос главного.

— Сидит, — кто-то заглянул вовнутрь и ответил

— Ну что, в картишки?

— На что играем?

— На соску, кто выигрывает, или палку ей кинет или что хочет с ней пусть делает: 20 минут, идет?

— Идет.

:

Первым выиграл толстячок — Витька. Он вытащил из кармана припасенную ярко-красную губную помаду и накрасил мне губы. Потом надрочил член, пока то не стал толстый как колбаса. Велел высунуть язык и положил на него залупу.

— Смотри сюд! а, соска! — сказал он.

Я поднял глаза, и в этот момент моргнула вспышка фотоаппарата, член сдвинулся на пол сантиметра в рот — еще вспышка, и так раз сорок, отмеряя каждые пол сантиметра туда, пока не вошел почти по яйца, а потом обратно. Он убрал фотак и стал меня ебать. Минут через пять ожесточенного напихивания, Витька вытащил хуй наружу, и тот стал плеваться липкой молофьей мне на лицо. Опять заработала вспышка. Сперма была во рту, на языке, на губах, на щеках:

— Это чтоб вафлистка не вздумала дергаться. Думаю, мамочке эти фотки понравятся, да и в классе девки и пацаны повеселятся, — заржал Витька, а вместе с ним и все остальные.

— А губки пухлые, рабочие, теперь будешь не Лешка, а Лялька, запомнила, соска?

Я не знал, что сказать.

— Что молчишь? Повтори: Меня зовут Лялька, я все поняла! Я тихо повторил, — Меня зовут Лялька, я все поняла:

— Вот и славно, Лялька-соска. Умойся и на место! Идем, пацаны, дальше играть.

:

Вторым был Стас.

— Вить, поснимай, мне понравилось.

Витька взял аппарат на изготовку.

— Я сейчас, — он зашел в соседнюю кабинку снял штаны и шумно высрался. Поднялся покачивая членом и позвал,

— Лялька, падла, иди сюда, наклонись, высунь язык и закрой глаза!

Я встал и, придерживая спущенные до колен штаны, подошел к его кабинке, наклонился к хую, высунул язык и закрыл глаза. Хоть смотреть на это не нужно, — подумал я и почувствовал, что Стас взял меня за волосы. Мне в нос ударил запах говна, мой язык наткнулся на что-то липкое и противное. Я ошарашено распахнул глаза и увидел прямо перед собой голую жопу!!! Вспышка не отдыхала.

— Давай, работай языком, вылизывай, обсасывай говно, чтоб чисто было, соска!

Он таскал меня за волосы и вытирал свою жопу вместо бумажки моими языком и губами. Потом он развернулся передом.

— А теперь выебу тебя в грязную говняную пасть как в жопу!

И выебал.

:

:

А потом был Игорь.

— Поворачивайся жопой и наклоняйся.

Я сделал, что велели.

— Так, булки раздвинь, посмотрим, что у тебя там есть, — он похлопал меня по ляжке ладошкой. Я опять подчинился.

— Сейчас проверим твое очко на упругость, — Игорь плюнул себе на ладонь и растер слюну мне между ягодиц, приставил член к очку взял меня руками за бока. Фотовспышка отмечала каждое движение.

— Ну, Ляля, давай насаживайся! Растягивай булки и отталкивай меня жопой! Работай, блядь!

Я начал по чуть-чуть толкаться жопой. Сначала было тупое растягивающее напряжение при каждом толчке, очко вдавливалось хуем вглубь, но дырка не впускала его вовнутрь.

— Сильнее качай! Лучше ляжки растягивай!

Я увеличил размах толчков.

— Так! Так! ТААААК!!! — Игорь сделал мощное встречное движение, и дырка раскрылась. Хуй сразгона вломился в очко по самые яйца!

— А-а-а-а-а!!!! — я заорал от резкой боли! Глаза, казалось, вылезут наружу.

— Заткните ей глотку хуем! — скомандовал Игорь.

В рот сразу кто-то запихнул член, и я смог только мычать.

— Пидарастка! — Игорь заезжал мне в очко, шлепая животом и яйцами по заду.

— Меняемся.

У меня одновременно вытащили оба хуя и я начал хватать ртом воздух как рыба, выброшенная на берег. В таком же нагнутом виде меня развернули задом наперед. Игорь запихнул мне в рот хуй вымазанный в моем же говне и слизи. В жопу тут же вставили другой хуй и опя! ть стали ебать с двух сторон.

Про карты все забыли. Каждый хотел попробовать новых ощущений, новой власти и торопился воспользоваться моментом, пока никто не помешал.

В 11 вечера я уже был свободен.

Вернее свободна.

До утра.

Утром мне было приказано снова прийти в туалет и перед школой за час обслужить утренний стояк у всей команды.

И я пришла и обслужила. Так началась моя работа.