Приятная вечеринка

Берснев не ожидал увидеть ее на вечеринке у Суровцева. Маргарита Викторовна не жаловала подобные мероприятия, поэтому он встретил ее у сослуживца впервые за десять лет. Вероятно, она пришла на нее, из чувства уважения к Игнатию Дмитриевичу. Как ни как, благодаря выступлению Суровцева, которого назначили начальником конструкторского отдела завода, неожиданно для всех заявившему на собрании отдела, что Маргарита Викторовна Сергеева, больше соответствует этой должности. Она, конечно же, была обязана ему своим теперешним положением. Сергееву утвердили, а Суровцев так и остался старшим конструктором отдела.



Зная его тайные симпатии к Марии Викторовне, лукавый друг посадил его рядом с ней.

Стол, за которым они сидели, был невелик и, чтобы хоть как-то вписаться в круг гостей, приходилось сидеть плотно.. Это было удобно, поскольку, поздравители Суровцева явились без жен и сейчас, коллектив отдела незаметно распределился по симпатиям. Так для Берснева оказалось сюрпризом, что рядом с вечно брюзгливой чертежницей Верой Олеговной восседает недавний студент Сережа Бардин, а вечно краснеющая скромница Наденька, прижимается боком к Иванцову. Чудеса и только. Да и его соседство с королевой Маргаритой, было тоже событие неординарное.

Как опоздавший, он встал произнес заранее заготовленный тост, пожелал другу здоровья и долголетия и под впечатлением этой внезапной встречи, махнул весь объемистый фужер водки, шутливо налитый в виде штрафа друзьями.

— О-о-о-о! Браво, Максим!

Все дружно захлопали. Еще бы, не переводя дух, залпом выпить целую половину литра водки. На всякий случай он пощупал во внутреннем кармане цилиндрик валидола. Мало ли что? Подобное гусарство, может вылезти ему не тем боком. Прижимая налитое бедро Маргариты, он сел и невольно перевел дух.

— Возьмите, — неожиданно услышал он. И едва, не раскрыл от изумления рот. Серьезно глядя на него темно-карими глазами, Маргарита протягивала ему наспех сооруженный ею бутерброд. – Сейчас Вам следует хорошо закусить. Зря, Вы геройствуете.

— Я уже пожалел об этом, — неожиданно признался он. – Но, Игнаша мой лучший друг, грех за него не выпить, а потом, меня смутило Ваше неожиданное присутствие. Не знаю, что на меня накатило? Наверное, я все же, очень хотел удивить Вас.

Ее непроницаемые глаза вдруг потеплели.

— Спасибо. Вам это удалось. А бутерброд, Максим, Вы, все же, скушайте, не то опьянеете.

— Не беспокойтесь, во хмелю я еще больший тюфяк, чем в жизни. Хоть узлы вяжи.

— Максим, кушайте и не наговаривайте на себя напраслину. У меня о Вас совершенно иное мнение.

— Что?!

Это было настолько неожиданно, что он даже поперхнулся.. Маргарита, оказывается хорошо думает о нем. Вот, сюрприз.

— Спасибо!

В его голосе невольно прозвучали нотки признательности и еще чего-то такого, отчего она смутилась и очередная неожиданность – покраснела..

— Я не сплю? – подумал он и услышав ответ, понял, что произнес это вслух.

— Нет.

— Слишком много сюрпризов за один вечер. Пойду на балкон, перекурю, иначе …

— Возьмите меня с собой. Ужасно хочу курить, а показывать это стыдно.

Нет, он определенно не перенесет это. Ко всему прочему она еще и курит. А он считал ее супер идеальной женщиной.

Открывая перед ней дверь балкона, он заметил радостно ринувшегося к ним Бардина, и украдкой показал ему кулак. Нечего ему тут делать, покурить может и на лестничной площадке.

— Угостите меня сигаретой?

— С удовольствием.

Щелкнув зажигалкой он галантно поднес к ее сигарете огонек. Наклонившись к нему, она слегка покачнулась и Максим понял, что она здорово подшофе.

— Только, не падайте.

Упираясь плечом в его плечо она прикурила и затянувшись с наслаждением выдающим заядлого курильщика, с силой выпустила струю дыма. Сделав пару затяжек, она протянула ему запачканную помадой сигарету.

— Возьмите. Я, уже накурилась..

Ее внезапно повело. Испугавшись, что она упадет на стекло окна, он крепко обнял ее за талию.

— Покурила и еще сильнее опьянела, — виновато произнесла она, словно не замечая его обнимающей руки. – А Вы, как, держитесь еще?

— Сам поражаюсь. В другой обстановке я бы уже сидел в блаженном состоянии, а сегодня хоть бы что.

— Это объяснимо. Вы, очень напряжены Максим, я ощущаю это по Вашей руке. Ослабьте ее чуть-чуть, а ты Вы повредите мне ребра.

— Простите, — пробормотал он, подметив, что она не приказывает убрать ее совсем. Вечер чудес и да только.

— Максим, Вы водите машину?

— Вожу, но сегодня я приехал на рейсовом автобусе. Игнат просил меня остаться до утра.. День рождения, отличный повод пообщаться.

— Жаль. А я хотела Вас попросить, чтобы Вы отвезли меня домой. Я оказалась недальновидной, и в отличие от Вас, приехала на машине. Вы же видите в каком я состоянии. Садиться за руль мне нельзя, а мне пора домой. Может, отвезете все же? А в компенсацию за погубленный вечер с другом, я попробую заменить Вам его. Попьем кофе, пообщаемся.

С трудом скрывая радостное волнение, он нахмурился.

— Мне только нужно извиниться перед Игнатом. Скажу, что не рассчитал силы и мне надо ехать отлеживаться. Он же видел, сколько я выпил, думаю, поверит мне.

— Проводите меня в прихожую. Не хочется показывать, что я так безобразно напилась.

— Что-то будет Макс, — увидев его взволнованное лицо, заключил Игнат.

— Не знаю, Игнаша.

— Успехов тебе. Не теряйся. Вези ее отсюда, а то из-за нее, мои гости словно заморожены. Я тоже один не останусь, есть тут одна. А потрепаться между собой, мы еще найдем время..

— Будь здоров, Игнаша.

— Ты тоже, не подкачай.

— Попытаюсь.

Она уже ждала его в своей машине. Открывая дверцу, он увидел ее тревожно блестящие глаза.

— Суровцев, Вас ни о чем не спрашивал?

— Представьте себе нет. Даже, не удивился.

— Зачем? Он знает про нас все.

— Что именно?

— Все, что может между нами случиться.

— А может?

— Пока, не знаю.

«Значит, может», — мысленно заключил он.

Он повернул машину к ее подъезду.

— Подождите, Максим, — положив горячую руку на его колено, попросила она. – Мне нужно Вас спросить.

— Спрашивайте.

— Я не пожалею, обо всем этом?

— Это зависит не от меня, а от того, как Вы все это понимаете.

— Я, понимаю это, как простая женщина Максим, у которой есть свои слабости.

— Я, точно так же.

— Максим…

— Да.

Он посмотрел на нее и увидел, что она наклоняется навстречу. Склонившись к ее лицу, он прижался к ее теплым мягко податливым губам и они надолго оцепенели, задыхаясь от волнующе крепкого поцелуя. Он выдавал их страстное желание.

Не имея сил терпеть, он положил руку на ее круглое колено и крепко сжал его. Схватив его за руку, она не убрала, а наоборот, неожиданно переложила ее выше, на полную ляжку. Целуя ее, он провел по ней, и проникнув под юбку, задохнулся от нестерпимого желания.. Его пальцы крепко стиснули обтянутые тонкими трусиками мягкие складки ее половых губ. Она застонала и оторвавшись от его губ, задыхаясь от страсти, откровенно сказала: — «Максим, пойдем быстрее домой, а то я накинусь на тебя прямо в машине».

— Я, был почти готов к этому.

— Вот бы кто-нибудь увидел нас! – тихо засмеялась она и прильнув к нему боком, пошла заглядывая ему в глаза.

— Мы сейчас кувыркнемся, — предупредил он, едва не промахнувшись ногой мимо ступеньки..

Она тотчас запнулась.

— Я больше не буду. Просто я не могу, поверить, что ты идешь ко мне. Мне так трудно было решиться заговорить с тобой.

— Я боялся тебя.

— Знаю. Я видела это, злилась и боясь, что ты заметишь мои чувства к тебе, скрывала их.

— У тебя это здорово получалось. Я всегда думал, что ты недолюбливаешь меня.

— Это не так, Максим.

— Сейчас и я это знаю.

Едва за ними закрылась дверь прихожей, они торопливо бросились друг к другу и срывая одежду, слились прямо в прихожей, не обращая внимания на то, что она стоит с задранной юбкой, а его брюки валяются на полу. Им было не до эстетики.

— Я еще жива? – слабо спросила Рита, распластано лежа под Максимом.

Прижимаясь бедрами к ее горячему заду, он поцеловал ее в пахнущую духами ложбинку шеи.

— Еще как! Я чувствую это. Я думал, опозорюсь перед тобой. Не женщина, а вулкан страсти.

— Кто бы говорил. Замучил до полу смерти бедную женщину, да еще жалуется. Я же отлично чувствую, твое твердое орудие.

— С тобой, я супермен.

— Не прибедняйся. Все равно я не поверю. Ты лучший мужчина в мире.

— С тобой иным быть невозможно.

— Сейчас, я это проверю. Неси меня в ванную. На руках. Но, его, оставь во мне.

— Увы, это не получится. Придется вынуть.

Сделав это, он встал и подхватив ее на руки, бережно понес в ванную.

— Ты обещаешь носить меня всю жизнь?

— Я мечтал об этом еще с того самого дня, когда впервые увидел тебя.

Притянув его за шею, она нежно поцеловала.

— Я заранее знала, что ты только лишь мой мужчина. Сегодня, я окончательно убедилась в этом.

— Ты еще красивее, чем я представлял.

— Ты мечтал обо мне?

— Необычайно!

— О такой? Я не обманула тебя?

— Именно, о такой. Милой, нежной и невероятно прекрасной.

— Неужели, я такая?

— Еще лучше, но у меня не хватает эпитетов, чтобы описать твои достоинства.

— Какая жалость.

Поставив ее на ноги, он чувственно провел руками по ее телу сверху, до низа. Почувствовав на ягодицах его ладони, она вспыхнула и прижалась к нему грудью и бедрами.

— Я снова тебя хочу, — прильнув к нему горячим телом, страстно прошептала она.

Ему хватило легкого движения, чтобы заново соединиться с ней. Включив душ, он прижал ее к стене и они долго занимались любовью, омываемые его теплыми, ласкающими кожу струями. Ее мокрый зад упруго сминался под его ладонями..

— Это мое слабое место, — сказала она. – Едва ты берешься за ягодицы, я начинаю тебя хотеть.

— Теперь, я буду знать, как тебя заводить.

— Отнеси меня на кровать.

— С радостью.

Опустив ее на постель, он залюбовался ее прекрасным, цветущим телом.

— Как, ты прекрасна!

— Максимушка, ты настоящий мужчина, которому хочется отдаваться.

— Благодаря тебе, любовь моя, я, кажется, начинаю в это верить.

Ее круглая грудь не утрачивала форму, даже когда она лежала на спине. Твердо торчащие соски влекли его к себе. Склонившись над ней, он жарко дохнул на него, потом открыв рот, вобрал его вместе с частью ее упругой груди. Учащенно дыша, Рита лежала, поглаживая его плечи.

— Максим, я … тебя хочу.

— Ты куда в такую рань? Спи, вставать не скоро.

— Мне надо съездить домой. Переодеться к работе.

— Возьми в прихожей ключ. И не опаздывай на обед. На работе у нас, прежние отношения.

— Хорошо.

— Да. Еще, не забудь, собрать и привезти сюда свои вещи.

— Зачем? – обмирая от счастья, спросил он.

— Чтобы не ездить каждое утро домой, чтобы переодеваться. Или ты не хочешь со мной жить?

— Это самая большая мечта!

— С этого дня любимый, ты будешь мечтать лишь вместе со мной.

22 апреля 2004 г.