Щастье (8 приключение голожопика)

Приснилось, что я – студентка, провинившаяся перед какой-то мелкой университетской братвой. И вот меня заставили голой, в одной миниюбке быть у них на флэту на пьянке. Руки мне связали за спиной моим лифчиком, а трусиками надели на шею так, чтобы они закрывали рот, как шейный платок у бандитов в ковбойских фильмах. Гости могли меня лапать как хотели, задирали юбку. Могли приказать встать на колени, сдвигали трусы, и я должна была сосать при всех.



Проснулся, как обычно с железным стояком. Решил надеть опять синие трусы и поехать на метро по длинной ветке – пусть всю дорогу меня ласкают. Вспомнил прошлую поездку в автобусе, особенно, когда блатной заставил на себя дрочить. Я «поправил» события – представил, что он заставил меня выйти на остановке, завёл в лесок и поставил на колени. Вот лижу ему его большие волосатые вонючие яйца и при этом ласкаю его огромный член. Вот он кончает мне на голову и лицо. Но сам я кончил, только допредставив, как он меня умывает мощной струёй мочи.

Предков не было, и в ванну я пошёл голышом. Пустил душ и нагнулся. Очень скоро почувствовал, как ко мне сзади прижался водяной. Он медленно вошёл в очко и стал теребить мой член: Ну, что, не надумал переходить к лесовику? – А можно я буду вас обоих? Я буду стоять у воды и сосать лесовику, а вы – будете драть меня в жопу… — Холодная вода уже, не полезешь… — А я у самого берега, вы же можете отходить от воды? – Ну, ты – разратник! Там посмотрим… Водяной ускорил движения. Я уже решил, что поеду в лес к лесовику, и уже на поляне натяну фиолетовые трусы и тот будет очень нежно добиваться моего внимания…

Но когда водяной стал сильно тереть мой член, этой картины мне показалось мало: я представил себя женщиной, поехавшей про грибы. Вот собирает она в корзину боровички и вдруг: Тихо, тётка, спускай штаны! Её окружает четверо деревенских, совсем сопляков. Старший держит ножик. Спускаю спортивные штаны и колготки. Старший рывком входит сзади, а трое молоденьких подходят спереди, расстёгивают ширинки и водят её по лицу своими члениками… Сильно кончаю. Ты – монстр! – говорит водяной. Он не хочет кончать в меня, чтобы меня не пронесло, вынимает член и заливает мне спину.

Слушай, а ты не хочешь приключений по формуле: например, тебя порет один дед, потом тебя трахают в жопу два солидных дядьки, потом ты сосешь у троих парней, а потом тебя обоссывают четверо мальчишек?

Или наоборот: тебя раздевает догола и унижает, плюёт в лицо один совсем зелёный шкет, потом двое байкеров поочередно дерут тебя в рот, потом тебя ставят на четыре кости трое уголовников или, наоборот, ментов, потом четверо пожилых, допустим, вахтеров, тебя порют ремнем? — Второй вариант формулы жёстче, но интересней… — Ещё бы, у тебя опять так встал! Я подумаю, как устроить тебе полную формулу, может быть, за один день…

После сеанса с водяным захотелось не очень жёсткого. Например, лапанья. Одел синие «лапальные» трусы, старый джинсовый костюм (не так жалко, если его будут тискать потные ладони) и пошёл. Идея была проехаться в метро. В лифте к нему на 7 этаже ввалился поддатый мужик. Явно ещё не отошёл с ночной пьянки. Он сразу к нему привалился и схватил за зад: Вот, ты где, Зин, попалась… — Я – не Зина! – Значит, Людка, один, хер! А жопу у тебя ладная, давай, я сейчас пива возьму и продеру тебя как следует…. Мужик бы противный и вонял перегаром – Да, я вообще не девка, а парень! – Не пизди! –

Рука пьяницы через край джинсов полезла в пах и стала шарить, сильно задевая член. От этого я вдруг обоссался. Мужик возмущенно икнул и внезапно сблевал мне на спину: «Пардон, шампанское». Тут лифт остановился на первом этаже. Пошла на хуй, зассыха, сказал пьяница вытолкал меня. Я обежал лестницу, поднялся к себе. Я сорвал грязные джинсы и куртку и с омерзением скрутив, швырнул их в мусоропровод. Трусы я решил стирать на руках, когда буду принимать душ. Сквозь шум воды я услышал хихиканье водяного. Он звонко шлепнул меня по заду. Мне очень захотелось завершить испытание подарков.

Я натянул фиолетовые трусы, как обещано — «привлекающие любовь». Интересно, кто мне захочет отдаться – проезжающий мимо на супертачке богатый галерист-педик или скромный студент-музыкант, играющий в переходе? Поэтому я оделся в свой лучший костюм и белоснежную майку. При выходе из дома я увидел, как навстречу с каким-то тяжелым контейнером идёт парень-гастарбайтер, то ли дворник, то ли ремонтник. Я отошёл в сторону и придержал обе двери, буквально вжавшись в стену тамбура. «Спасибо» тихо сказал парень. Перехватывая ручку, он коснулся моей руки. Я испытал будто удар электрическим током. Кожа его была нежная. Я слегка задержал свою руку на его. «Спасибо» — снова прошелестело.

Давай помогу! – я перехватил угол тяжеленной коробки. Ему надо было спустить коробку в полуподвал, где было какое-то техническое помещение ДЭЗа. Таща коробку, я подумал, что теперь пропотел и мне надо будет переодеться, а то на меня пропахшего трудовым потом никто не позарится. Когда мы спускали контейнер, парень нагнулся и я увидел над его сползшими серыми штанами вершины смуглых ягодиц. Устанавливая коробку в мрачном коридоре мы случайно столкнулись. Наши щеки соприкоснулись. «Спасибо, друг».

И тут я почувствовал лёгкий поцелуй в щеку. И совсем обезумев, поцеловал его смуглое лицо. Через секунду мы целовались. Я покрывал поцелуями его глаза, не решаясь перейти к губам, а он трогал своими губами мою щею. Мне было сказочно хорошо. Как тебя зовут – Сергей, Серёжа, Серый – а я – Фархад, я из Узбекистана. Фархад, я сделаю тебе ласково и хорошо! Закрой дверь… — Вот! Щелкнула задвижка. Я позволил себя расстегнуть и спустить джинсы. Потом начал раздеваться Фархад. Я испугался, что он будет в грязном белье и это убьёт мою симпатию. Но под оранжевой курткой у него была чистая ковбойка.

Спортивные штаны он снимать не стал. Пока я думал, в какую позу мне лучше встать, как деликатно подставить жопу, Фархад сел передо мною на корточки, аккуратно спустил трусы и вынув мой член, покрыл его поцелуями. Потом нежно взял губами и стал сосать. Минет он делать не умер, но ему явно было очень приятно и он старался доставить мне удовольствие. Я гладил его по голове и лепетал, что люблю его.

Когда я кончил, он проглотил и откинулся. Я сполз на пол, стянул его штаны вместе с черно-синими плавками и буквально проглотил конец его длинного, обрезанного, разумеется, пахнущего мочой члена. Он но не стал мне противен. Я перебегал пальцами по его члену, лизал и целовал его, пока он не кончил мне на лицо. Я вытерся подолом безнадежной уже пыльной майки. Фархад, давай встречаться! – Давай, Серега!

С этого дня я каждое утро ублажал водяного, а вечером, после колледжа бежал в коптёрку к Фархаду и мы дарили друг другу нежность.