Частная консультация. часть 1

Сергей Никифорович напряжённо склонился над стопкой тетрадей, в желтоватом свете настольной лампы пытаясь разобрать хоть что-то в непонятных студенческих каракулях. «А может бросить это бестолковое занятие, пригласить друзей, жахнуть с ними по рюмашке коньячку, всё-таки пятница, вечер» , — неустанно твердил ему внутренний голос. Но это не в его правилах — бросать дело на полпути. А что он скажет своим подопечным завтра на занятии? Отогнав от себя крамольные мысли об отдыхе, доцент кафедры электротехники продолжил проверку тетрадей.



Очередная работа, причём весьма слабая. В который раз он убеждался, что девушка и теория электрических цепей — это две совершенно разные вселенные. Преподаватель уже поднял ручку с красными чернилами, чтобы перечеркнуть неправильно составленную систему дифференциальных уравнений, как увидел за следующим листом вложенную приятно пахнущую женским парфюмом записку.

«Уважаемый Сергей Никифорович! Мне очень тяжело даётся Ваш предмет, а для продолжения учёбы нужно до конца сессии получить зачёт. Очень боюсь, что меня из-за этого отчислят. Я готова помочь Вам лично или кафедре. Надеюсь, Вы войдёте в моё положение. Телефон ******. Лена Кукушкина».

Наш герой любил нестандартный подход к решению задач, даже таких, как получение зачёта. Ведь неслучайно он уже столько лет проработал в университете. Сергей Никифорович решительно снял с переносицы очки с толстыми линзами, потёр руками уставшие от длительного напряжения глаза. И тут на него нахлынула ностальгическая волна воспоминаний…

Вот он, ещё совсем юнец, ищет свою фамилию в списках поступивших на физмат в самый престижный ВУЗ его родного города. Как же счастлив он был тогда, увидев заветную строчку на доске объявлений! А потом пять лет напряжённой учёбы, за время которой случился развал Советского Союза. Он отлично помнил всю ту разруху и безысходность, царившую во времена лихих 90-х. Некоторые из его одногрупников подались в торговлю, другие уехали в поисках лучшей доли за границу. А он после получения «вышки» остался работать в институте на кафедре электротехники. В те трудные времена все выживали, как могли, но молодой преподаватель Серёжа строго следовал моральным принципам и денег за оценки со студентов не брал. Что тогда, что сейчас.

Следующим слайдом в памяти проявилась его свадьба. Такое яркое чувство он испытал в жизни лишь один раз. Светочка, как же сильно он её любил! А когда на свет появилась его дочурка, крошечный пищащий и бесконечно родной комочек, мужчина находился на седьмом небе от счастья. Сколько у них в квартире было детских книжек! Сергей любил читать сказки своей маленькой принцессе. Но, увы, семейная идиллия продлилась недолго. Чтобы выжить, надо было зарабатывать средства на существование, а зарплату в ВУЗе безбожно задерживали на несколько месяцев. Супруга с грудным ребёнком на руках сидела в декрете, соответственно, денег постоянно не хватало. Всё чаще Света стала закатывать мужу скандалы на почве того, что ему следует вместо своей диссертации подыскивать новую работу или, на худой конец, подработку. Сергей Никифорович тяжело вздохнул: ему неприятно было вспоминать происходившие тогда драматические события.

Его семейное благополучие разрушилось в одночасье, хотя предпосылки этого стали заметны, как только дочурка немного подросла. Его благоверная, чтобы хоть как-то прокормить семью, подвизалась ездить в Москву с «челноками» за привозимыми из-за бугра дешёвыми тряпками, которые потом она продавала на местном рынке. Свой бизнес позволял худо-бедно пропитаться, но занятые каждый своим делом супруги стали всё больше отдаляться друг от друга. Куда-то пропала былая нежность и страстность их отношений. А через некоторое время у Светочки появилась новая любовь: Ашот или Арсен, он уже не помнил. Да и неважно это сейчас. Сергей сильно переживал, он ждал, что его любимая одумается и вернётся, но этого не случилось. Светлана сама попросила развод. Это был удар!

Оставшись один, Сергей погрузился с головой в работу. По крупицам была собрана кандидатская диссертация, в планах маячила докторская. Но только годы летели, а в карьере особых изменений не происходило, да и новую семью, имея за плечами горький опыт, создавать уже не хотелось. Всё реже про Серёжу говорили «молодой и подающий надежды учёный». И вот сейчас он действительно не молод: поседевший, с лысиной на макушке мужчина, лет пятидесяти на вид, разочарованный продажностью мира науки и женского пола.

Сергей Никифорович стал вспоминать, кто же такая эта Лена Кукушкина. Вспомнил. Белокурая смазливая девчушка со стройными ножками, аппетитной попко и высокой грудью, минимум «двойка», шустрая, но весьма бестолковая. «Так, она хочет мне помочь? Или кафедре? Или мне на кафедре? Вот что, мы договоримся о дополнительных занятиях» , Сергей Никифорович стал вспоминать, кто же такая эта Лена Кукушкина. Вспомнил. Белокурая смазливая девчушка со стройными ножками, шустрая, но весьма бестолковая. «Так, она хочет мне помочь? Или кафедре? Или мне на кафедре? Вот что, мы договоримся о дополнительных занятиях» , — подумал мужчина, рисуя в воображении картину, будто он загнул рачком и трахает Леночку, облокотившуюся на потёртую кафедру для лектора. Доцент снова надел очки, перечитал записку и стал рыться в старом набитом бумагами портфеле в поисках мобильника.

Набрать номер преподаватель решился не сразу. Долго думал, сомневался. Но всё-таки ему хотелось женской ласки, природу ведь не обманешь. Постоянной партнёрши у Сергея давно не было, да и осадочек после неудавшегося брака никуда не делся. Длинные сухощавые пальцы рук с волнением набрали нужный номер. Протяжные гудки ожидания ответа звучали, казалось, целую вечность. Брать за консультацию деньги он не планировал, а вот натурой взять уж точно бы не отказался. Преподаватель в глубине души надеялся на своё природное обаяние, ведь в молодости он нравился девушкам. Как говорится, седина — в бороду, бес — в ребро.

— Аллё! Здравствуйте, Лена. Это звонит преподаватель по теории электрических цепей Сергей Никифорович.

— Здравствуйте, Сергей Никифорович! Вы прочитали мою записку, мне очень стыдно, но я плохо понимаю ваш предмет и не стала при всех просить. Я боюсь, меня отчислят из-за этого. Может, вы сможете мне помочь?

— Это не беда, что плохо понимаете. Теория электрических цепей — наука сложная, не каждому сразу даётся. А помочь я могу, рассказать, знаете ли, поподробнее: — слегка замялся преподаватель.

— Вы хотите провести со мной дополнительные занятия? За ваши труды я, сколько надо, заплачу, не сомневайтесь!

— Как вам сказать, я за деньги не консультирую, неправильно это, потом будут меня за глаза в продажности обвинять.

— Как это благородно с вашей стороны! Когда вам удобно будет? И в какое время? Я в универ подъеду.

— Только вот, Лена, есть некоторые сложности: Понимаете ли, у нас сейчас проблема найти свободную аудиторию. Уже сессия на носу, народу полно, всем место надо.

— И что вы предлагаете?

— Приезжайте ко мне домой завтра после занятий, я вам расскажу и на примере покажу, что такое магнитная индукция и не только… — В трубке пару секунд царила тишина, затем звенящий голос девушки ответил ему.

— Хорошо, давайте к вам. Какой у вас адрес?

У Сергея Никифоровича отлегло от сердца, она согласилась приехать к нему, и дальнейший их разговор был уже простой формальностью. Но он был поражён — его член после этого разговора стоял просто колом, совсем как в молодости. Или это чарующий звонкий голосок Кукушкиной так на него подействовал?