Страпон со зрелыми дамами — 3 (в гостях)

Как я и думал, через несколько дней мне позвонили. Телефон я не знал, но по голосу понял сразу, что это Наталья Николаевна.

— Алексей Николаевич, здравствуйте! — сказала она таким тоном, будто мы вчера простились на конференции по археологии. — Я прошу меня простить за беспокойство, но у меня есть один к вам вопрос. Вы не возражаете?



— Здравствуйте, Наталья Николаевна! Конечно же, я не возражаю. Любой вопрос!

— Тут у меня одна моя студентка, хорошая девочка, умница, вот она готовится в аспирантуру…

— И что с ней?

— Да с ней все в порядке, вот с философией не в порядке.

— С философией? Уверяю вас, Наталья Николаевна, что с философией как с дисциплиной давным-давно всё в порядке со времен греков.

— Я понимаю, Алексей Николаевич, но Настя этого не понимает, это моя студентка, так вот просила бы вас ей объяснить, поскольку вы специалист по философии. Вам не трудно? А то времени уже у нее в обрез, а девочка она, я повторяю, хорошая, и я за нее как преподаватель переживаю. Так вы не против? Ведь был момент я вам как-то помогла….неужели вы не ответите взаимностью?

— Ну что вы, Наталья Николаевна, как я могу быть против помочь молодым талантам! А взаимностью я вам отвечу в любом случае.

— А когда вам удобно?

— А вам?

— Ну, давайте, завтра часов в семь вечера. У меня. Подходит?

— Отлично. Договорились, я, конечно же, приду. Ровно в семь.

-Ну и славно, Алексей Николаевич. Вы такой милый! Мы будем вас ждать!

На этом наш разговор закончился.

Вечером я рассказал всё Свете.

— Знаешь, — сказала она, — я, конечно, понимаю, что это всё неспроста, но ведь мы, в общем-то, этого и хотели, разве нет?

— Чего?

— Ну, расширения наших знакомств и связей. Половых связей. — Она мягко улыбнулась. — Наташка баба неплохая, только вот с мозгами у нее не всё в порядке. Муж от нее ушел лет пять назад, одинокая. Но за собой следит. Преподает. В общем-то, уважуха ей за жизнь. Сама за собой ухаживает. Да и характер правильный, хоть и немного строга.

Тут я вспомнил строгий взгляд Натальи Николаевны и в душе не мог не согласиться со Светой.

— В общем, сам решай! Я не возражаю. Тем более, как я поняла, видео у нее есть? Из подъезда?

— Говорит, что есть.

— Тут не про тебя речь, тут про Юлию Анатольевну….ей скандалы вовсе ни к чему, ты понимаешь?

— Чего уж тут понимать!

— Ну тогда и не спрашивай меня. Иди. Тут такое дело, что если надо будет, то и я приду, понял?

— Понял. Там посмотрим, надо оно или нет, может и сам справлюсь. Тем более, у тебя работы до бровей. Так что заранее не переживай, хорошо?

— Ну лады…В общем, иди. Потом расскажешь как и что, — И тут моя Света засмеялась так, как будто зажурчал лесной ручеек.

Назавтра ровно в 19-00 я стучал в дверь Натальи Николаевны. Дверь тут же открылась, будто она была прямо за ней.

— Здравствуйте! Можно? — сказал я, стараясь сдержать какие-либо эмоции.

— Здравствуйте, Алексей Николаевич! Конечно! Проходите. — Наталья была сама любезность. На ней был легкий домашний халат, который с натяжкой можно-таки было признать рабочим халатиком. Короткий, выше колена и очень легкий. К тому же, она была в чулках.

— Тут у меня с собой небольшой пакетик, куда можно поставить? — спросил я.

— А что там?

— Да так, всякие мелочи плюс шампанское.

— Ну, шампанское на стол, а мелочи….вот здесь можно оставить.

Я достал шампанское и прошел в комнату. Комната была довольно большой, мебели было не так чтобы много, диван, пуфики, кресло, стол с компьютером, на окнах тюль. Заходящее солнце играло на полировке небольшого стильного комода, стоявшего у стены.

И еще за столом сидела девушка.

Наталья Николаевна прошла вперед и сказала:

— Вот, Алексей Николаевич, познакомьтесь, пожалуйста, это Настя, моя студентка.

Настя выглядела мило, красиво, спокойно и даже немного торжественно для такого случая. Она привстала и протянула мне руку, сказав:

— Я Настя, здравствуйте!

— Добрый вечер! — учтиво и, стараясь казаться равнодушным, ответил я.

У Насти было немного грубоватое лицо, но красивое, темные глубокие глаза, полные губы, широкий изящный овал лица, заметная грудь и широкие бедра. Она была одета по-студенчески — короткая юбка, опять же чулки и легкая маечка, под которой не чувствовалось и намека на лифчик.Груди заметно выделялись из-под маечки, что, впрочем, ее явно не смущало.

Мы присели за стол. Открыли шампанское за знакомство, выпили и переглянулись. Наталья Николаевна скрывала легкую полуулыбку. Он, наконец, сказала:

— Алексей Николаевич, вот Настя скоро будет сдавать в аспирантуру.

— Дело хорошее! — поддержал я разговор.

— Да хорошее-то оно хорошее, однако ж вот с философией беда. Как я и говорила.

— Ну так а в чем, собственно беда-то?

Молчавшая до сих пор Настя сказала низким нежным голосом:

— Я не могу понять диалектики, Алексей Николаевич. Я не понимаю основных ее принципов.

— Это каких не понимаете? — удивленно спросил я, поскольку в диалектике давно нет никаких непонятных принципов и, на мой взгляд, она совершенно ясна.

— Да вот…- ответила Настя, — может, лучше посмотреть мои билеты на компьютере, чтобы было ясно и не повторяться потом?

— Ну пожалуйста, — ответил я, — Давайте посмотрим, чтоб не повторяться.

Мы поднялись и пошли к компьютерному столику. При этом я заметил, что у Насти, которая была мне чуть выше плеча, прекрасные черные шелковистые волосы, издающие нежнейший аромат. Наталья Николаевна подошла и встала немного позади нас. Настя присела на кресло и двинула компьютерной мышью, открывая изображение.

Открылось изображение.

— Вот мои билеты, — спокойно сказала Настя, — посмотрите, Алексей Николаевич.

Я посмотрел. На компьютере крупным планом было показано видео. Мужчина стоял раком на матрасе на полу в подъезде, сверху с полубезумным взглядом на нем скакала, страпоня его, платиновая блондинка с сосками, как у молодой козы….она стонала и дергалась на страпоне. Затем она стала кончать, закинула голову, закрыла глаза и затряслась, как в лихорадке…насаживаясь на страпон со своей стороны. Мужчина двигал бедрами навстречу страпону, насаживался на него, как шлюха, опустив голову вниз и скрыв лицо. Наконец, женщина кончила, задергавшись, как будто ее бил электрический ток…потом она руками схватилась за страпон, снялась с него, оставив его целиком в анусе мужчины и, поднявшись на ноги с полуприкрытыми глазами плечом стукнулась в дверь квартиры, открыла ее и, покачиваясь, растворилась внутри. Мужчина стоял раком, сзади у него торчал огромный по толщине фаллос с двумя отростками для влагалища и для ануса, бедра его дрожали.

Дальше шли фотографии: анус мужчины, стоявшего также раком крупно…в анусе фаллос — тот самый с отростками. Затем короткое видео этого ануса и яиц со стоящим членом, свисающим вниз, словно виноградная гроздь….Затем фото с рукой в кольцах, сжимающих яйца и член мужчины. Затем видео, на котором видно, что мужчина уже без фаллоса в анусе, он кончил, и его сперма пролилась на матрас….и финальное фото, на котором огромный фаллос лежит перед лицом мужчины, находящегося в полубессознательном состоянии лицом на матрасе.

Ну конечно! Иначе и не могло быть, я знал что она это всё засняла.

Некоторое время мы молчали.

Затем Настя сказала:

— Алексей Николаевич, я очень прошу вас объяснить мне в чем состоит единство и борьба противоположностей вот на этом примере.

У меня было сухо во рту. И я кое-как сказал:

— Вы знаете, Настенька, на этом примере я этого объяснить не смогу, уж вы меня простите.

— Я не могу простить вас, Алексей Николаевич, вы ни в чем не виноваты, но этот принцип борьбы противоположностей имеет и свою обратную сторону.

— Какую? — спросил я сдавленным голосом.

Она повернулась в кресле ко мне лицом.

— Встаньте, пожалуйста на колени, Алексей Николаевич, — сказала Настя, — встаньте передо мной на колени и положите подбородок на мои ноги. Прошу вас, не медлите, это вредно для всех нас. И еще расстегните джинсы.

Я сделал, как мне было сказано. Встал на колени, положил подбородок на ноги Насти на самом краю ее юбочки. Расстегнул и спустил вниз джинсы и трусы. Сзади стояла Наталья Николаевна и наблюдала за всем этим. Понимая это, я начал немного дрожать.

— А теперь закройте глаза и двигайтесь потихоньку вслед за моей юбкой, — тихо сказала Настя. — Но не торопитесь! Время у нас есть.

Я закрыл глаза и стал подбородком двигаться вверх в сторону вагины Насти, а она постепенно задирала юбку выше и выше — по сантиметру. Я чувствовал подбородком ткань ее чулок. Но вот они кончились. Началось голое тело.

— А теперь откройте глаза, Алексей Николаевич, — так же тихо сказала Настя.

Я открыл глаза.

То, что я увидел, я никак не ожидал увидеть. Всё, что угодно, но не это.

Прямо перед моим лицом я увидел напряженный член и большие яйца. Член был крупным, сочным, с жилами, бритый до яиц. В нем было не меньше 19 сантиметров в длину и около пяти сантиметров в толщину. Это был смачный, но весьма неожиданный член!

— А теперь соси! — тяжело сказала Настя, — Соси, шлюха!

Было видно, что она целиком задрала юбку, на ней был пояс для поддержания чулок и…член! Член был окружен волосиками, черной порослью, яйца были немного волосаты, но лишь слегка. В таком же состоянии я поддерживал и свои яйца для Светы. Она не любила полную выбритость яиц, ей нравились волосы.

— Сосите, Алексей! — послышался сзади голос Натальи Николаевны, — сосите, говорю Вам!

Я закрыл глаза и взял головку члена в рот. Медленно я насадился на весь ствол, двинул голову назад, а затем снова вперед, затем снова назад.

— Открой глаза и смотри! — приказала Настя.

Я открыл глаза, взялся за яйца рукой и, слегка поглаживая и пожимая их, стал сосать живой член трансвестита. Сначала я мало что чувствовал, скажу честно, но потом, постепенно я почувствовал вкус члена, его живую плоть и дрожь, его естественную смазку….я стал лизать яйца, затем снова взялся за ствол, сосал, таскался по нему, заглатывал….

Сзади Наталья Николаевна сорвала с меня джинсы и трусы и рывком раздвинула мне ляжки. Я выгнулся насколько мог в такой позе, чтобы ей было удобнее насиловать меня в зад. Я ни на секунду не выпускал член Насти изо рта, наоборот, меня охватило дикое возбуждение шлюхи-хуесоски и я сосал, сосал, сосал….

Наталья Николаевна воткнула мне руку в анус, сразу несколько пальцев, почти весь кулак и дрочила и ебала меня в зад что было силы! Так я узнал что такое фистинг. Она просто разрывала мне зад! Её рука проникала глубоко! Во рту у меня был напряженный член, который уже готов был взорваться, потому что Настя изо всей силы руками насаживала мою голову на него! Сзади меня терзала рука Натальи Николаевны, а другая ее рука вновь ухватила меня за основание моего члена и яиц и дергала их, как веревку колокола.

— Когда она кончит тебе в рот, не вздумай проглотить или выплюнуть! — услышал я хриплый голос Натальи Николаевны, — Не вздумай! Убью, соска! Это еще не всё!

От этих слов я так задрожал, меня прохватил такой оргазм, что я задергался головой и ртом на члене, как в припадке.

— А-а-а!!…застонала Настя, — А-а-а!!!

Она схватила меня за волосы и придавила член глубоко мне в глотку…

-А-а-а!! — я почувствовал, как что-то горячее хлынуло мне в рот из прекрасной крупной головки….я старался сохранить всю влагу, но она стекала мне по подбородку, я высасывал ее из головки и пытался удержать в себе, во рту…как приказала Наталья Николаевна. Наконец, дернувшись в конвульсии в последний раз, Настя разрядилась мне в рот полностью. У меня был поистине полный рот спермы! Я осторожно вынул член изо рта, стараясь не пролить ни капли. Наталья Николаевна рывком вытащила руку из моего ануса.

— Вставайте, Алексей! — сказала она мне уже не таким свирепым голосом, — Но не выливайте и не выпивайте того, что у вас во рту! Разденьтесь догола!

Я быстро разделся. Посмотрев на Настю, я увидел, что она откинулась в кресле и слегка поглаживает отсосанный мною член.

— Идите за мной! — Наталья Николаевна схватила меня за яйца и потащила за собой в ванную комнату.

— Теперь ложитесь в ванну на спину! — приказала она.

Я быстро заскочил в ванну и лег на спину.

— Откройте рот!

Я послушно открыл рот, полный практически до краев настиной спермы.

Наталья Николаевна, скинув халат, и обнажив обалденное сексуальное тело дорогой проституки с висящими надо мной бронзовыми сосками и волосатой пиздой, наклонила мою голову именно к пизде…

— Теперь пей! — захрипела она.

И я увидел, как из ее пизды мне в рот хлынула струя мочи. Она лилась мне в рот, на лицо, в глаза, в нос, а я глотал, глотал, глотал все это великолепие вместе со спермой Насти. Она обоссала меня всего — от глаз до ног, а когда моча закончилась, присела влагалищем прямо над моими губами.

— Облизывай всё! — приказала она тоном, не терпящим возражений.

И я принялся облизывать, и облизывал не меньше пяти минут, пока не вылизал все дочиста.

— Ну вот, Алексей Николаевич, — сказала Наталья, — теперь мы близко знакомы, не так ли? Но еще не до конца дружны, а дружбу надо бы закрепить! Принимайте быстро душ и марш назад! Я уже жду!

И она вышла из ванной.

Я быстро принял душ, смыв с себя и мочу и остатки спермы, вытерся полотенцем и вышел назад в комнату.

на полу в комнате уже лежал матрасик, один в один такой же, как был тогда в подъезде.

— Вставайте раком, Алексей! — приказала Наталья Николаевна. — Вставайте раком и раздвигайтесь как можно шире! Расслабьтесь! разведите руками ягодицы, приготовьтесь, сейчас вы станете пидором. Вы станете пидором при свидетелях под видеозапись и на моих глазах! Я буду свидетелем!

Я покорно опустился на колени, уперся лицом в матрас и стал ждать.

И вот Настя с размаху воткнула в меня свой прекрасный член. Наталья Николаевна все снимала уже не просто на телефон, а на камеру, она ходила вокруг нас и снимала с разных ракурсов.

Настя ебала меня мощно, сильными фрикциями, держа руками за ягодицы и еще сильнее разводя их. Впрочем, в этом не было особой нужды, поскольку те страпоны, которыми меня сношали наши дамы, были крупнее ее члена.

И все равно я испытывал наслаждение! Чувство было совсем другим! Меня ебет живой член! На глазах прекрасной женщины и под видеозапись! Через несколько минут я почувствовал, что сейчас кончу от наслаждения….И тут Настя, в свою очередь, начала бурно кончать в меня! Наталья снимала все крупным планом….освободив одну руку, она схватила меня снизу за яйца, зная уже, что от этого именно трюка я кончаю быстрее всего. И я кончил! Я кончил ей в руку! Я кончил, насаживаясь на член Насти, который постепенно обмякал в моем анусе.

Настя вытащила член, а Наталья отпустила мои яйца, я обмяк и упал лицом вниз.

— Теперь это полностью наша сука! — это были последние слова, которые я услышал, прежде чем провалиться в сон.

Луис.