Клуб Два и Два. Только для женщин

Глава 1

Я — страховой агент. Не самая прибыльная работа, но жизнь есть жизнь и людям нужны хоть какие-нибудь гарантии, а значит, нужны страховые агенты. Но если повезло, и страховка не понадобилась, то почему-то возникает чувство, будто тебя обманули. В общем, многие обо мне не слишком хорошего мнения.

Моя жена, Джейн занимается оформлением помещений… дома, магазины, офисы — все, где есть пол, стены и потолок. У нее отличный вкус, поэтому людям нравиться ее работа и, надо думать, нравиться работать с ней. У Джейн много заказов, с которыми она без труда справляется. По-крайней мере, так кажется со стороны. Но мне-то лучше знать, как долго она работает над решением какой-нибудь дизайнерской проблемы, и иногда я по мере своих скромных сил помогаю ей. Практически никто не может понять, почему Джейн вышла за меня замуж. Однако брак со страховым агентом — застрахованный брак, как шутят некоторые.

Целыми днями мы с ней бегаем по разным домам, офисам, встречаемся с людьми, одним словом — работаем. У нас обоих свободный график, но нам это нравится. Женаты мы уже около шести лет. Достаточно, чтобы узнать друг друга, и к друг другу привыкнуть. Мы живем…мнэ-э…спокойно. Никаких сюрпризов, никаких расстройств. Все, как у всех… дом в пригороде, детьми еще не обзавелись, посещаем гольфклуб и теннисный клуб, общаемся с людьми своего круга — клиенты, потенциальные клиенты, друзья.

По правде, говоря, есть у меня один секретик. Нет, Джейн не знает. Не так, чтобы специально, но я, как бы, ухаживаю за многими своими клиентками, и временами это заходит несколько дальше обычного флирта. Лесть и обаяние — основа моего бизнеса, особенно это, важно, когда работаешь с женщинами. Нужно говорить то, что ей хочется услышать, быть внимательным, чутким. Делаешь ей маленькие подарки, приглашаешь на обед, беседуешь о том, о сем. Ну, вы понимаете? Зато потом, когда она подписывает страховой договор, то, похоже, ожидала чего-то большего, чем закорючка на листе бумаги в графе » подпись клиента».

Но в таком маленьком районе, как наш, где все друг друга знают, шила в мешке не утаишь. Поэтому с соседками шашней не завожу — Джейн может узнать. Чаще всего я встречаюсь с женщинами, которые живут в центре города, с теми с кем интересно и поговорить, и трахнуться. Никаких серьезных отношений, одна — две встречи, не больше, а на окраине полно мотелей. Кто знает лучшее решение такой проблемы, подскажите.

Но я никогда не предполагал, что у Джейн тоже есть свой секрет. Все творилось у меня под носом, но кому пришло бы в голову предположить такое?

Итак, начнем. Как-то утром Джейн мне говорит…

— Крейг, я тут планчик по оформлению дома для Элис набросала, ты его ей не передашь? Она сейчас должна быть дома. И скажи, что я работу можно начинать сегодня. Уже идешь! Тогда, пока! Целую!

И убежала, прежде чем я смог спросить, а почему она сама не забросила план Элис, живущей через несколько домов от нас. Иногда, Джейн даже не думает, что есть более простые пути решения проблемы.

Ладно, все утро я просидел на телефоне, время, от времени отвлекаясь от него, чтобы перебрать бумаги, а затем по пути в офис остановился перед домом Элис. Шторы на окнах были задернуты, и я подумал, что она и Рой, ее муж, уехали на несколько дней, но возле дома стояло несколько машин. Поэтому я все-таки поднялся на крыльцо и позвонил. И как вы думаете, кто тут же открыл мне дверь? Конечно Элис.

Но такую Элис я еще ни разу не видел. На ней была тоненькая ночнушка, едва прикрывавшая сиськи. Мой взгляд так и прилип к соскам, натянувшим ткань!

— О, Крейг, привет! — сказала она, стоя в проеме; любой прохожий мог увидеть ее, хотя никого на улице в тот час не было. — Ты к Рою? А он в это время уже в офисе. Ты ведь это знаешь.

-Не совсем, — я чувствовал себя не совсем в своей тарелке.

Проблема, большая проблема — включился у меня голове сигнал тревоги. Даже не думай. Неужели из-за простого флирта с женой Роя у меня будут проблемы с Джейн? Будут, к гадалке не ходи.

-Джейн просила передать тебе вот это, — я протянул ей папку Джейн, — а еще она сказала, что сегодня должна начаться работа согласно твоему плану. Чего бы это не значило.

Наконец, мне удалось поднять глаза, а Элис, похоже, позабавило, что я во время нашего разговора только и делал, что пялился на ее буфера.

— Ну, все, Элис, пока. Я пошел.

В ответ на мое прощание, она распахнула дверь пошире и громко переспросила…

-Именно сегодня?

Я кивнул.

-Джейн еще что-нибудь сказала?

-Нет.

Вдруг одна сиська выскользнула наружу, и я тут же уставился на нее!

Из глубины дома раздался женский голос…

— Элис, кто там? Знакомая? Так давай веди ее сюда!

В коридор вышла абсолютно голая женщина остановилась позади Элис и сказала…

-Так!

Женщина! Абсолютно голая! Если на Элис была накинута хоть какая-то тряпочка, то на этой вообще ничего не было! Она была стройной с округлыми бедрами, плоским животом, а под огромными грудями отчетливо выступали ребра. Когда я говорю, что у нее были огромные груди — это вовсе не захватанный штамп! Бог мой, она с такими -то сиськами на ногах стоит и не падает? Они же должны черти сколько весить. Похоже, мое присутствие вовсе ее не удивило. Она просто стояла и смотрела на меня, даже не собираясь прикрывать ни груди, ни черный кустик на лобке, подстриженный в форме буквы «V».

Вдруг я вспомнил — это ведь жена Тима Питерсона… он — бухгалтер, она — врач работает в новой больнице. Я много раз видел ее в клубе, и пару раз думал заскочить к ней, вдруг чего застраховать нужно. Как же, блин, ее зовут?

— Все, я пошел, — снова сказал я. — У вас, дамы, видимо не было сегодня утром времени, чтобы одеться.

— Уже день, — ответила Элис, — а ленча у тебя должно быть, еще не было. Заходи, Крейг, мы сейчас что-нибудь приготовим на скорую руку.

Она отошла в сторону, и я оказался лицом к лицу с женой Питерсона, которая стояла в другом конце коридора и продолжала смотреть на меня. Я все еще изучал ее здоровенные дойки, а она повернула голову и быстро взглянула в гостиную, будто там еще были люди. Неужели тоже голые?

— Элис, ты бы не могла закрыть дверь? — донеслось из гостиной

Я знал этот голос! Дотти — она жила в доме напротив нашего. Ее муж умер несколько лет назад. Ну и штучка, доложу я вам. Роскошные губы, огромные глаза, все округлости — первый сорт, а одевается так, что крышу сносит. Мужики к ней косяками ходят — каждую ночь обязательно чья-нибудь машина перед домом стоит. Джейн как-то застукала меня, глазеющим из окна на Дотти. » Не вздумай перейти границу!» — заявила женушка тоном, о которого замерз даже воздух в комнате, и мне было даже бесполезно притворяться, будто не понимаю, о чем она говорит.

Снова раздался голос Дотти…

— Элис! Здесь холодно, а мы тут сидим голяком. Давай, или иди к нам, или уходи из дома, только дверь закрой!

— Видишь, тебе лучше войти, — Элис не приглашала, она приказывала.

И я, чтобы сохранить хорошую мину при плохой игре, зашел в дом.

Она закрыла за мной дверь и жестом позвала в гостиную. Теперь я был сосвем рядом с голой докторшей, сложившей руки груди и продолжавшей изучать меня вгзлядом. Тщетно пытаясь не смотреть в ее сторону, я прошел в гостиную, но только очутился там, то замер, как громом пораженный!

Гостиная Элис выглядела как настоящий гарем! Повсюду женщины, женщины, женщины! Несколько в абсолютно прозрачных накидках лежало на двух кушетках. Еще одна сидела на шпагате у стены голой… маленькие сиськи, узкая полоска волос на лобке, и бедра, которыми с легкость можно сломать лошади спину. И еще одна стояла ко мне спиной, рассматривая какую-то статуэтку, стоящую на камине. На женщине были только кружевные трусики, открывающие ягодицы — две маленькие, упругие дыньки. Она посмотрела на меня через плечо, а потом опять отвернулась. В дальнем конце комнаты на полу сплелись две дамочки, одна из которых громко стонала. Похоже, что они трахались, и их вовсе не беспокоило, что зашел кто-то посторонний. Впрочем, как и всех остальных.

— Извините, — сказал я как можно вежливее, хотя сначала взвизгнул от увиденного, — видимо, я не вовремя. Что ж, тогда удаляюсь.

— Зачем так сразу и уходить, — Элис сегодня явно испытывала ко мне особые чувства. — Присядь, расслабся, а мы пока подумаем, что же с тобой делать.

— Нет, наверно, все-таки пойду! — я просил ее дать мне разрешение удалиться. — Джейн…э-э-э…Джейн не понравится, если она, что я здесь был.

— Сядь, Крейг!

— Элис, не думаю, что должен остаться, — ответил я на пути к стулу, стоящему в центре комнаты.

Усевшись, я снова обвел взглядом гостиную. Девять женщин, считая докторшу в коридоре, и Элис была самой одетой из них. Остальные… кто в костюме Евы, кто в неком подобии накидки. Одна в просвечивающем лифчики, но без трусов, отчего ее лобок еще сильнее притягивал мой взгляд. Я просто не знал куда смотреть, поэтому уставился на хозяйку дома.

— Не беспокойся о Джейн. Мы все ее подруги и не собираемся доставлять ей какие-либо неприятности. Проблема вовсе не в этом. Ты ведь знаешь, как это бывает… парень увидел то, что не должен был видеть, и ему надо объяснить, что не следует рассказывать об этом другим людям. Мы совсем не хотим, чтобы ты распускал сплетни о нас по всему городу

Так, у меня есть две версии относительно того, во что я вляпался. Прежде всего, это похоже на некий женский секс-клуб. Хотя с другой стороны, возможно, что к ним пришла представительница фирмы, торгующей нижним бельем, и показывает им всякие штучки-дрючки, от которых мужья должны заводиться с полуоборота. Тогда они похихикают, купят чего-нибудь этакое, а меня отпустят. Но, похоже, что все гораздо серьезней будет. Женщины не шутили, а вели себя так, словно я действительно прервал что-то большее, чем показ белья.

Но с другой стороны, все эти женщины, казались мне знакомыми. Держу пари, они ходили в наш местный гольф-клуб. У нас маленький город, и не будет особой проблемой выяснить, кто есть кто. В один прекрасный день каждой из них можно будет позвонить и попросить помочь мне застраховать дом, другое имущество, мужа, детей, собаку на все случаи жизни. Им не отвертеться, к гадалке не ходи. Эта мысль вернула мне хорошее настроение. Если правильно разыграть партию, то все у меня получится.

— Элис, я никому ничего не скажу, — заверил я ее.

— Конечно, не скажешь, — отозвалась она. — Но страховка не помешает.

— В точку! — воскликнул я. — Умри, а лучше не скажешь.

Она собирается купить мое молчание, не спрашивая о цене. Но оказалось, что я просто неправильно понял ее.

Словно не слыша моих слов, Элис продолжила…

-Мег, что ты думаешь по этому поводу?

-А что тут думать, все понятно, — ответила одна из женщин на кушетке, это как раз она была в прозрачном кружевном лифчике, едва закрывавшем ореолы вокруг больших сосков. — Нам повезло, я как раз со съемок. И все будет в лучшем виде.

Она взяла навороченную фотокамеру, и тут я вспомнил, что эта за бабец. Маргарет — модный фотограф, оформившая множество каталогов одежды и сотрудничавшая с рядом женских журналов. Мы как-то встретились на одной вечеринке, и я решил, что она лесба и, скорее, всего развлекается со своими моделями. Замечательно. Выходит — это ее модели? И от чего же нужно застраховать Маргарет? От злоупотребления служебным положением? Нет, сначала, наверно ее аппаратуру.

— Хочешь застраховать камеру, Мег? — начал я. — Тогда нам с тобой имеет смысл обговорить условия договора…

— Нет, Крейг, у нас будет своя собственная страховка, — оборвала меня Элис. — Но спасибо за предложение. Тебе сидеть удобно? Вот и хорошо. Дотти?

— Всегда готова, Элис. И с большим удовольствием.

Прежде чем, я успел понять, что происходит. Дотти встала передо мной на колени, расстегнула брюки и вытащила член наружу.

-Без проблем, — сказала она, осмотрев его со всех сторон. — Кстати, совсем не чемпионского вида штука.

Видимо от волнения, но мой дружок все еще показывал полшестого, но когда Дотти нежно провела по нему пальчиками, я почувствовал, что скоро он развернется в полную силу.

-Совсем не чемпионского вида! — повторила она, и вдруг член оказался в ее горячем влажном рту.

Я боялся даже пошевельнуться. Мег соскочила с кушетки и, прыгая вокруг меня и Дотти начала делать снимок за снимком. Предполагалось, что мне делают минет, хотя, какое там предполагалось — мне его и в правду делали. Дотти облизывала набухший член, заглатывала его по самые яйца, туго сжимая губы.

— М-м-м, — простонала она, подбадривая меня.

Мег вовсю руководила процессом…

— Выше, Дотти…да вот так…отлично…просто замечательно… пожалуйста, абсолютно не надо пытаться залезть в камеру с головой. Крейг, что у тебя с лицом. Красивая женщина отсасывает тебе, а ты сидишь как истукан. Выше голову…нет, Дотти, не ты, а Крейг…теперь улыбайся. Вот, теперь у тебя прекрасное лицо.

Мне снова захотелось сказать… «И все-таки я лучше пойду». Исключительно для прикола. Однако не смог. И решил — кончу и уйду. А позже сам сниму этих голых баб, тискающих друг друга. Сведу игру к ничьей

Дотти не останавливалась, а наоборот ее язычок стал работать быстрее, а рот превратился в подобие пылесоса. Затем Мег, встала надо мной, нацелив в лицо свои массивные титьки. «Открой ротик пошире», — велела она, сам не знаю почему, но я так и сделал. И тогда Мег сунула левую сиську мне в рот и, держа камеру одной рукой, сделала еще четыре и пять снимков. Выпучив глаза, я инстинктивно начал облизывать огромный сосок. Тем временем, Дотти увеличила темп, и я напрягся, стараясь продержаться как можно дольше.

Когда Мег вытащила сиську из моего рта, я завопил «Нет!» И только мгновеньем позже понял всю двусмысленность этого крика души. Потом я решил при помощи силы воли избавиться от эрекции, и попробовал поименно перечислить рыцарей короля Артура. Но перед глазами у меня были только красные губы Дотти, скользящие по блестящему от слюны стволу. Дыша, как загнанная лошадь, я несколько раз дернулся и спустил.

Первую порцию она проглотила, а остальные залпы пришлись на ее довольно улыбающееся лицо. Остатки она выдоила в ладонь, а потом, словно там был мед, поднесла к моим губам. И я лизнул ее! Лизнул ладонь Дотти, вымазанную моей собственной спермой! Какая же она была вкус? Что-то такое солоновато-сладкое.

-Ну, как? Все получилось? — раздался голос Дотти.

Я понял, что она обращается к Мег. Пока я изображал из себя фонтан, наш фотограф щелкала затвором камеры, наслаждаясь моим оргазмом, как своим собственным.

-Да, да! Больше, залей ее всю! Отлично, а теперь снова закати глаза от удовольствия, покажи как тебе хорошо! Дотти, капли спермы у тебя на губах — открой рот шире и слижи их. Да, вот так!

Когда во мне не осталось ни капли, Дотти засунула член обратно мне в брюки и, погладив мою промежность, словно я был домашней собакой, отошла в сторону. Мег помахала фотоаппаратом в воздухе.

— Да, да. Отличная работа, Дотти. Все прекрасно получилось.

И только теперь-то я понял, что у меня более чем серьезные проблемы, но решил, что справлюсь. Ведь вокруг меня были только женщины.

— Вы не можете этого сделать! — заорал я. — Это шантаж! Вы преступницы! Вас всех арестуют!

Такие угрозы, бывает, срабатывают. На самом деле, я не мог дождаться, когда меня выпустят отсюда, и я смогу рассказать друзьям, что случилось. Может быть, получится сделать пару снимков теплой компании через окно, или, на худой конец, установить поименно женщин, приехавших сюда. Плевать на фотки, если я все правильно рассчитаю, то Дотти еще не раз отсосет мне, пытаясь спасти свою репутацию!

— Нет, — возразила мне Элис, — шантажом это можно будет назвать, только если мы пригрозим тебе показать фотографии Джейн, как доказательство того, что ты уже несколько месяцев трахаешься с Дотти. А мы сделали их потому, что ты требовал от нее всяких извращенных штучек, обещая молчать о том, что у к ней, бывало, заезжал мужик из городской администрации. Ну и в качестве последнего доказательства продемонстрируем страховой полис, который ты вынудил ее купить в прошлом месяце.

— Но она же сама попросила меня…- я сорвался на визг.

— Конечно. Ей нужен страховой полис. Хотя вместе с фотографиями и нашей историей, покупка полиса под угрозой шантажа выглядит очень логично, верно? Но все, что нам нужно — это чтобы ты молчал о том, что сегодня увидел. Тогда и никаких проблем не будет. Ну, как?

Я молча прожег ее взглядом.

— Фотографии и станут нашей страховкой. Более того, если ты попытаешь опорочить нас или расскажешь все нашим мужьям, то мы будем все отрицать и настаивать на нашей версии событий. Тогда посмотрим, захочет ли кто-нибудь из наших родных и знакомых иметь в дальнейшем дело с тобой. Или с твоей страховой компанией. Твое слово против нашего плюс фотографии, что сильнее? Вздумаешь после этого рассказывать фантастическую историю, будто видел нас голыми — станешь всеобщим посмешищем. Поэтому фотки — это не шантаж. Просто мы застраховались от твоих необдуманных действий.

— И все-таки я лучше пойду, — эту фразу я приберег напоследок.

— Минуточку, — продолжила Элис. — Тебе следует знать вот еще что. Мы собираемся два раза в неделю… по вторникам и четвергам. Уверенна, мужья и соседи считают, что мы играем в бридж или что-нибудь в этом роде. Мы называем себя — клуб «Два и Два». Во-первых, из-за числа наших встреч в неделю; а во-вторых, поскольку мы все бисексуальны. Как ты понимаешь, нам одинаково хорошо как с мужчинами, так и с женщинами. Но наши мужья или любовники могут оказаться не столь широких взглядов на отношения между полами. Поэтому мы не хотим, чтобы ты шастал здесь по вторникам и четвергам, пытался бы нас фотографировать, чтобы иметь возможность ответить ударом на удар. Например, ты шантажом можешь заставить нас помогать тебе продавать страховые полисы нашим мужьям. Крейг, я же тебя насквозь вижу. Поэтому, мы должны теперь быть уверены, где именно ты находишься во время «заседаний» нашего клуба. И теперь, Крейг, каждый вторник и четверг днем, ты будешь с нами. Это самое лучшее решение проблемы. Я знаю — ты не бисексуал, но, так или иначе, но теперь ты вместе с нами. Так сказать почетный член клуба «Два и Два» без права голоса. Думаю, тебе понравиться. Так что, добро пожаловать! Теперь можешь идти.

Когда я покидал гостиную Элис, парочка на полу продолжала трахаться — одна баба дрючила другую огромным дилдо на поясе! Похоже, они даже не заметили моего присутствия.

На прощание Элис добавила…

— Ах да, Крейг, тебе нужно будет сооствествующим образом выглядеть… к следующему вторнику сбрей все волосы на теле, а потом намажься депиляторным кремом. Я имею в виду, все, что ниже бровей. Мы хотим тебя чистеньким и гладеньким. На лобке можешь оставить узкую дорожку — будет очень мило. И вообще, чего нос повесил? Ты будешь два раза в неделю заниматься сексом с девятью красивыми женщинами! Ты ведь не был абсолютно верен Джейн последние несколько лет — нам это известно не хуже чем тебе самому. Не волнуйся, от жены мы тебя прикроем, она и знать ничего не будет. И чего так расстраиваться?

Вечером Джейн спросила, отдал ли я папку Элис и передал ее сообщение. Я ответил, что передал, и не больше ничего не сказал. Да она, впрочем, и не спрашивала.

Глава 2

Наверно, Элис была права. Я пока не мог ничего разболтать своим приятелям, и в течение какого-то времени не собирался предлагать страховые полисы мужьям женщин из клуба. Но, в принципе, сделка была не так уж и плоха. Девять роскошных баб в обмен на молчание о том, что они…э-э…ублажают друг друга. Как будто в тот момент у меня был выбор? Ничего, этой истории не помешает дозреть, пока я не решусь, наконец, потешить ею друзей. Потом у меня возникла мысль — послать какого-нибудь паренька с фотоаппаратом пошнырять вокруг дома Элис и поискать местечко, чтобы можно было подсмотреть сквозь шторы. Дополнительная страховка никогда не помешает. Но не сейчас. Для начала приглядимся, что и как. В понедельник ночью после того, как Джейн заснула, я пошел в ванную, и когда вернулся в спальню был гладенький, как яблочная кожура. И во вторник, ровно в час дня я стоял перед домом Элис, готовый предаться безумствам страстной любви.

-Крейг! Как мило! Минута в минуту! А мы только что тебя вспоминали. Поднимайся наверх, там переоденешься, и спускайся к нам в гостиную. Свою одежду ты найдешь в первой же комнате на втором этаже.

На Элис была все та же хламида, прикрывающая сиськи, но не прячущая их. В выходные я провел немало времени, изучая каталог » Victoria’s Secret», запоминания как называются всякие женские штучки-дрючки, зная, что женщинам всегда нравится, когда хвалят то, что на них надето. А также просмотрел специальную книжку с цитатами из различных стихотворений, надеясь поразить их своими познаниями в поэзии. Но, похоже, это здесь было никому не нужно. И все же, проходя мимо Элис, я сделал пробный ход.

— Какой на тебе миленький пеньюар. Похоже, из шифона, верно?

Попытка пропала втуне.

— Первая комната справа. Ждем тебя через несколько минут.

Ладно, нашел я ту комнату, зашел туда, разделся до трусов, а переодеться то не во что. Только на постели лежали лифчик большого размера и трусы- пояс. Я посмотрел в шкафу — пусто. Правильно — это ведь комната для гостей.

Я сгреб женское белье, и спустился вниз.

В коридоре мне встретилась Элис, она, похоже, направлялась на кухню. Но готов поспорить на что угодно, на самом деле она ждала меня.

— Ты не переоделся, — удивилась она. — Что-то не так?

— Элис, я не нашел для себя никакой одежды — только это.

— Вот его и надевай, — ответила она, смотря на меня так, будто я был малость не в себе.

-Но это ведь женское белье.

— Но это ведь женский клуб, — Элис смотрела мне прямо в глаза. — И ты теперь в нем состоишь. Я заметила, что ты сбрил все волосы на теле. Похвально. Возможно, ты заметил, что мы сохранили лишь только вокруг щелочки. Думаю, ты тоже так поступил.

— Да, — ответил я, на секунду забыв, что никакой щелочки у меня и в помине нет. — Но, Элис, я это белье не надену.

— Раз пришел сюда, значит, наденешь! Женщины в нашем клубе одеваются соответственным образом. Как женщины. Если бы твое тело было бы более женственным, то ты мог бы остаться голым. Но в данный момент, у тебя тело не совсем женственное, верно? — она улыбнулась. — О, да. Раздеваешься догола, а потом натягиваешь эти трусики. Кстати, сейчас ты встретишься с Берил. Она -доктор, так что ты своим хозяйством ее не шокируешь. И она поможет тебе лучше соответствовать специфики нашего клуба. Берил?

Из кухни вышла жена Питерсона. Как и в прошлый раз абсолютно голая. Подойдя ближе, я увидел, что ее огромные груди чертовски твердые и упругие. Они гордо торчали вперед, и не было даже ни малейшего намека на дряблость! В руке Берил держала шприц

— Не волнуйся, — сказала она, помахав им, — Это для того, чтобы сделать твое пребывание в нашем обществе более приятным. Приспусти трусы и нагнись. Тебе нравятся мои сисечки? Не похоже, чтобы ты смотрел на что-нибудь еще кроме них.

-Они великолепны! — ответил я, ничуть не покривив душой.

Когда я выполнил ее указание, Берил сделала мне укол. Наверно, поскольку я почти ничего не почувствовал.

— Хорошо, — сказала она. — Можешь выпрямиться. Ах да, вытяни руку. -Берил взяла у меня анализ крови

— А это-то зачем? — удивился я, но потом решил, что лучше быть повежливей и поправился. — Берил, а для чего этот анализ?

— Убедиться, что ты здоров. Мы заботимся о наших членах, ведь они находятся друг с другом в очень близких отношениях.

Что ж, все правильно. Поэтому я повернулся к Элис.

— И почему же я должен надеть то, что ты дала мне? И почему не могу остаться голым?

— Два резонных вопроса, — ответила она. — Ты должен спрятать свою штучку, как говорится — с глаз долой, из сердца вон. Также, ни у кого из нас нет яиц, поэтому твой вид нарушает всеобщую гармонию. Кроме того, трусики — гарантия, что ты не потеряешь голову и не пустишь палочку, которая находится в них, в ход. Женщины в нашем клубе, занимаются сексом только с женщинами, а не с женщинами и с мужчинами. Так, теперь о лифчике. Ты только, так сказать, кандидат в женщины, и мы должны постоянно напоминать тебе об этом. Любым образом. До тех пор, пока ты не станешь более похожим на женщину. Например, старайся двигаться более изящно. В течение нескольких наших встреч, мы решили считать тебя изящной девушкой. Представь себя ею, так будет легче. Затем ты постепенно начнешь «взрослеть». А лифчик тебе нужен для того, чтобы привыкнуть к тому, что носят взрослые женщины. И, наконец, это дополнительная страховка. Если ты вдруг решишь подослать кого-нибудь, чтобы сфотографировать нас, твоя неповторимая личность в лифчике обязательно попадет в кадр. Да, трудновато будет объяснить друзьям такую форму одежды. Конечно, мы сами сделаем несколько фоток «девушки», но никто их не увидит, если ты не будешь глупить. Еще вопросы?

Загнанный в угол, я покачал головой.

— Тогда переодевайся и в гостиную.

Я надел трусики, и Элис показала мне, как застегнуть лифчик спереди, а потом перевернула его чашечками вперед.

— Сейчас у тебя плоская грудь. Вот если бы у тебя были груди, то у тебя не получилось бы так надеть его. Нужно было бы наклониться вперед, и застегнуть лифчик на спине. Но пока и так сойдет.

— Элис, у меня нет грудей.

— Представишь, что есть. Но не сейчас. Подожди. Но даже сегодня ты увидишь, как они важны, когда женщина занимается любовью с женщиной.

Чувствуя себя лошадью в упряжке, я вошел в гостиную. Признаться, женщины были рады моему появлению. Они по очереди обняли меня и спросили мое имя.

— Крейг, — ответил я.

Кто-то, по-моему, Мег удивилась…

— Да ну? Редкое имя!

А Дотти добавила…

— А почему не женское имя?

-Теперь Крейг — это женское имя, — ничего более умного я придумать не мог.

Я даже не думал, что должен придумать себе женское имя. Но они, похоже, вели себя, словно действительно столкнулись с чем-то необычным — обступили меня еще теснее и постоянно улыбались.

— Да, сейчас многих так называют, — заметила высокая блондинка по имени Иден.

Неужели они думают, что я и в самом деле прикинусь женщиной? Или просто дразнят меня?

Затем другая блондинка ростом пониже взяла меня за руку и повела к одной из кушеток, стоящих вдоль стены.

— Не обращай внимания на них, — сказала она. — Обрати на меня!

Она легла, положив ноги на край кушетки, и посмотрела на меня…

— Доставь мне удовольствие, Крейг.

Я не знал с чего начинать. Поэтому наклонился и попробовал поцеловать ее в губы, но она отвернулась.

— Мы еще не достаточно близки, чтобы целоваться. Но скоро, я уверена, ты станешь моей самой любимой подружкой. Вот тогда-то мы и нацелуемся всласть. Может быть, нам следует начать нашу нежную дружбу как-нибудь трогательно. Хочешь потрогать мои груди?

Я потянулся к ним обеими руками, но она схватила меня за запястья.

-Как это по-мужски, постарайся вести себя как девушка. Потрогай их нежно, погладь кончиками пальцев сосочки. Ты — молоденькая девушка, которая надеется, что когда-нибудь у нее будут такие же грудки. Просто легонько коснись их. Нежнее. О да, вот так. Покажи, как они тебе нравятся. О-о-ох! Ах ты, умница моя!

Я обнаружил, что совсем не трудно представить неопытной девчушкой, нежно трогая ее грудь, осторожно слегка приподнимая поочередно эти гладкие спелые дыньки, прежде чем продолжить ласки, чувствуя, что, постепенно проникаясь благоговейным страхом и обожанием перед этим чудом, которым природа наградила женщин.

— Да, — прошептала она. — НЗЛ — Нежность, Забота, Любовь. А также Не Забудь Лизнуть. Хочешь теперь попробовать их на вкус?

Соблазнительное предложение. Я коснулся языком сосков — она застонала — и стал облизывать их словно конфетки. Женщина крепко прижала меня к своей груди так, что я присосался к ней будто голодный младенец. Она стала подрагивать, потом подняла голову и прожгла меня взглядом.

— Теперь спускай вниз! Живо! — скомандовала она, широко раздвигая ноги.

Я встал на колени у нее между ног. Ее щелка выглядывала из кустика светлых волос — моя подружка была натуральной блондинкой. Ухватив ее под колени и держа ноги на весу, я прижался лицом к промежности, потом посмотрел ей в глаза и спросил…

— НЗЛ?

— Не болтай, а приступай к делу, — бросила она.

Мой язык заскользил вверх и вниз по ее набухшим губкам. Сначала они были сухими, но постепенно увлажнились сперва от слюны, а потом и от ее собственной смазочки — превосходной на вкус. Скоро мои губы нашли ее клитор, превратившийся в тверденькую шишечку, которую я тут же начал слегка покусывать. Женщина простонала и откинулась назад. Когда я стал действовать более решительно, она расслабилась, а затем начала подмахивать. Я вылизывал ей промежность, чувствуя себя коккер-спаниелем, ублажающим свою хозяйку. Девушка -спаниель, ухмыльнулся я про себя. Воображение великая штука. Однако туда, куда мог бы попасть мой дружок, если бы не был надежно упрятан в трусики, я еще язык не запускал, поглаживая им только губки и «шишечку».

Быстрее и сильнее -длинные мазки языком снизу вверх. Ее бедра напряглись, и скоро все тело женщины было подобно сжатой пружине.

-…погладь…груди, — прохрипела она.

Я дотянулся до ее дынек. Как девушка, напомнил я себе. Очень нежно и только кончиками пальцев. Теперь из ее щелки не переставая, тек сок, а я, причмокивая пил его. Внезапно у меня мелькнула странная мысль, что если в ее выделениях содержатся особые гормоны, и я стану девушкой по настоящему, и между ног у меня тоже будет щелочка? Ну, это-то перебор, тут же я успокоился, в таком случае половина всех окрестных мужиков давно бы превратилась бы в баб. Я глубоко погружал в нее, подрагивая словно девушка, переполняемая страстью к своей зрелой любовнице. Ее стоны поощряли меня на дальнейшие ласки.

Она выпрямила ноги и задрала их к потолку. Теперь я мог еще глубже проникнуть в ее письку, едва ли не влезая с носом. Кроме того, и из такого положения мне было удобно ласкать ей соски. Стоны становились все громче и громче. Даже мой подбородок терся о щелку. Женщина уже не стонала, а кричала… «Еще, Крейг, еще, сладенькая моя!»

А сок, которым она так щедро поила меня, тек сильнее, и мне показалось, что сейчас он вкуснее, чем был вначале.

Еще несколько движений язычком, и она спустила.

— О-о-о, девочка моя! Как хорошо-о-о!

Женщина словно в транс вошла, впечатав пизденку в мое лицо, и крепко сжимая голову напряженными бедрами. Я едва мог дышать, но продолжал лизать ее. Затем она расслабилась.

-Великолепно! — выдохнула она

Я ждал, пока женщина полностью не придет в себя.

— Это было замечательно, милая Крейг, — хрипло сказала она. -Если только захочешь, то из тебя получится изумительная любовница. Нежные руки и сильный язык — прекрасное сочетание. О, дорогуша! Иди ко мне — я тебя поцелую.

И она поблагодарила меня за доставленное удовольствие крепким, долгим поцелуем, не обращая внимания, что лицо у меня было мокрым от ее соков.

-Видишь, ты моя подружка, — сказала она, обвивая руками мою шею и слегка кокетливо заглядывая мне в глаза.

Ее темно-голубые глаза обрамляли густые ресницы, и я увидел, что она пользуется синими тенями для век. Женщина, заметив, с каким восхищением я смотрю на нее, снова припала к моим губам. А потом спросила…

— Вы с Джейн часто так делаете?

Памятуя, что если женщина спрашивает меня о жене, то тем самым обычно намекает, что мне уже пора домой, я, как мог, попытался оттянуть этот момент.

— Целуемся? Да, конечно!

Она продолжала так же мягко, но пристально смотреть мне в глаза.

— Я спрашивала не про поцелуи.

Я решил быть предельно честным. Все равно, так или иначе, но они все узнают про мою личную жизнь, и поэтому ответил

— Довольно редко. Уже несколько лет этим не занимались. Сначала, да, без проблем. Но пару лет назад, Джейн решила, что ей это не слишком нравится. Она до сих пор ублажает меня ртом, если не хочет или не может заниматься любовью как обычно. С этим все в порядке. Но когда я пытаюсь отблагодарить, таким образом, за доставленное удовольствие, она всегда останавливает меня. Как-то Джейн сказала «это было бы не правильно», а чуть позже добавила » ты поймешь, когда-нибудь». Но так и не объяснила, что имела ввиду. Ну, я и отстал от нее.

Блондинка не выпустила меня из объятий, взглядом приказывая продолжать рассказ. Ну и что еще ей хочется услышать?

— Иногда, она приходит домой и прямо с порога тянет меня в постель. В такие дни, у нее там с самого начала все мокро, даже если мы еще только разделись. Прямо-таки хлюпает, словно я уже кончил в нее. Естественно никакой прелюдии перед сексом ей не требуется. Иногда я прошу ее позволить мне полизать ее, мне нравиться вкус женских соков, но Джейн всегда отказывает. Тогда просто трахаю ее. Временами у нее между ног так мокро, что я едва ли чувствую что-либо. Потом я кончаю, она подмывается, и мы засыпаем. Мне всегда нравилось полизать у женщины между ног, и я скучаю по тем временам, когда Джейн разрешала мне делать ей это.

— Интересненько, — задумчиво сказала моя блондинка. — Несколько лет. И все это время ты сгорал от желания поработать язычком. Значит, мы тебе даже услугу оказали. Ладно, проехали. Теперь все твои желания станут реальностью, и ты сможешь перепробовать здесь все щелки, которые удовлетворят даже самый взыскательный вкус. Говорю это по собственному опыту. Кстати, меня зовут Лайза. Я замужем, поэтому ты сможешь трахнуть меня только при помощи дилдо — мужу я не изменяю. Но ты можешь доставить мне удовольствие так, как это делают женщины — НЗЛ во всех смыслах. Ах да! Пить все мои соки сколько угодно! Надеюсь, что в следующий раз дам тебе больше, чем сейчас, гораздо больше. Позже, когда ты привыкнешь думать о своем члене, как о клиторе и его не нужно будет прятать, я сделаю тебе то же самое.

Позади нас раздалось…

— Лайза? Ты закончила с ним? Тогда отпусти его. Крейг милый, ты бы не мог подойти ко мне?

Оглянувшись, я увидел Берил, раскинувшуюся на кушетке, стоящей напротив, ее груди в этот момент были нацелены сосками в потолок. Она приподнялась и показала мне на подушку, где до этого находилась ее голова. Я сел, и Берил положила голову мне колени, а потом поинтересовалась…

— Крейг, ты когда-нибудь сосал женщине груди, а она в это время то же самое делает тебе?

— Нет.

— Ну, тогда начнем, только лифчик тебе расстегну.

Когда я наклонился вперед, она приподняла свои дойки, и твердые как камень соски уткнулись мне в лицо, тогда как мягкие губы обняли мой сосок. Мы лежали в самой удобной позиции для подобного занятия — своеобразном 69. Я начал энергично облизывать ее сосок, тогда Берил оторвалась от моей груди и недовольно сказала…

— Нежнее, Крейг, не забывая об этом. Веди себя как девушка.

Я исправился, и скоро наслаждение захлестнуло меня с головой. Ее язык двигался от одного моего соска к другому, а у меня появилось такое чувство, будто ее груди теперь мои, когда мы одновременно ласкали друг друга. Берил и я словно слились в одно целое, еще крепче прижимаясь, друг к другу. И я опять превратился в неопытную девушку, нежно ласкающую свою более взрослую подругу. Вскоре промежность у меня налилась тяжестью, а язык Берил продолжал путешествовать по моей груди. Я вздрогнул и сжал ноги вместе, поскольку чувствовал, что вполне могу кончить даже не притрагиваясь к своему дружку. Однако так опозориться в первый же день мне хотелось.

Берил, похоже, догадалась о моей проблеме.

— Вот что, Крейг, — сказала она, — не обращай внимания на то, как реагирует твое тело. Это пройдет. Сейчас ты — девушка. Скоро удовольствие, которые ты испытаешь оттого, что мы сосем, друг другу грудь, станет еще сильнее. Оно будет волнами накатывать на тебя, и каждая волна нести новые, ни с чем не сравнимые чувства. А теперь представь себе, что ты уже чувствуешь то же, что и я.

Это было легко. Губы Берил скользящие по моей груди, истома, переполнившая меня, и ее роскошные груди, которые я усердно ласкал — прекрасно способствовали игре воображения. Я крепко сжал ноги, потом слегка раздвинул и снова сжал, а сладостное напряжение все усиливалось и усиливалось, и вдруг, будто огненный шар у меня в мозгах взорвался. А потом стало неожиданно легко и свободно.

— Обалдеть! — воскликнул я неожиданно тонким голосом.

И опять Берил догадалась, что я в данный момент чувствую.

— Так, так. Похоже, у тебя только что получилось, то о чем я говорила. Без сомнения тебе понравится наше общество.

И вот итог первого дня моего пребывания в клубе «Два и Два». Я занимался любовью с четырьмя женщинами. Двум из них я вылизал пизденки, а Берил — ее умопомрачительные груди. А еще одна попросила протянуть ей руку помощи — она терлась промежностью о мою ладонь, пока не кончила, причем большой палец находился в у нее в пизде, а указательной в заднице.

— На сегодня мне достаточно, — заявила она, после десяти минут общения с «рукой помощи». — Спасибо милая. Ты просто прелесть.

Каждая из них учила меня тому, что хочет женщина получить от другой женщины. Я был нежен, заботился о том, чтобы доставить им наслаждение, но стоило мне начать ласкать их как мужчина, то они напоминали, что я -девушка и не должен забывать об этом, добавляя, что придет время, и я повзрослею

Это было забавно. Мне стало интересно, сколько пройдет времени, прежде чем объявят, что девушка стала взрослой женщиной. И тогда я смогу трахать тем дилдо, которое дала мне природа и все такое. Однако пока роль неопытной, но очень старательной девчушки мне очень нравилась.

Последняя, кого я довел своим языком до оргазма, была так благодарна мне, что буквально впилась в мой рот ответным поцелуем, крепко обняла и довольно долго не отпускала. Делать было нечего, и я начал облизывать ее губы изнутри, а потом наши языки сплелись, будто мы вели на них какую-то дуэль. Стало очень приятно. Женщина не выпускала меня из объятий, а я гладил ее тело… проводя рукой спине, лаская ложбинку, где талия переходила в округлые бедра. У нее была восхитительная фигура. Она на секунду оторвалась от моих губ и предложила… » Представь, что мое тело из мягкой влажной глины и гладь нежнее». Я попробовал так, как она попросила, и ей это понравилось. Свое одобрение она выразила громкими стонами, поэтому я продолжил. В конце концов, одной рукой я гладил ей спину, а другой дрочил ее, пока она снова не кончила.

И вот со стоном женщина отпустила меня, на прощанье, чмокнув в кончик носа.

— У тебя почти такие же прекрасные руки, как у Мег, — сказала она. — Попроси ее дать тебе несколько уроков в этой области, а то если все время использовать язык, то скоро натрешь на нем мозоли. А взамен, ты тоже, определенно, можешь кое-чему научить Мег — у тебя отменный язычок. Стоит тебе захотеть, полизать меня между ножек, Крейг, не стесняйся, только попроси — и я вся твоя.

К четырем часам дня дамы из клуба «Два и Два» прекратили все забавы и одна за другой поднимались наверх, где одевались и становились опять обычными домохозяйками, деловыми женщинами, любящими женами. Высокая блондинка Иден перегнулась через перила лестницы, ведущей на второй этаж, чтобы сказать что-то женщине, стоящей внизу. Ее прекрасные груди заколыхались в воздухе, и я вдруг понял, что она настолько красива, что ее невозможно хотеть, словно обычную женщину, а можно только обожать и восторгаться ею. Когда Лайза спустилась вниз на ней был очень миленький вязаный костюм пурпурного цвета, черные туфли-лодочки на высоких каблуках, а на запястье висела маленькая сумочка им в цвет. Я, не раздумывая, сказал, что выглядит она просто потрясающе. Лайза улыбнулась.

-Если тебе понравился костюмчик, могу подсказать, где купить.

Я улыбнулся в ответ.

Все женщины очень мило попрощались со мной и ушли. Было такое ощущение, словно это было что-то вроде инициации, и теперь я принят в их стройные ряды. Между нами возникла некая взаимная привязанность. Особенно я был благодарен Берил за то невероятное удовольствие, которое она подарила мне, а всего-то мы ласкали друг другу грудь.

Но никто из них не то что не подрочили меня, но даже просто промежность не погладили. В результате у меня к четырем часам так яйца распухли, что я с трудом ходил и едва мог выпрямиться. Кое-как я натянул на себе тренировочный костюм, в котором пришел. И скрючившись, ждал, пока последняя гостья не попрощается с хозяйкой дома, чтобы потом самому с нею поговорить.

— Пока, девчонки, — помахала женщина нам с Элис. — До четверга!

— Ну, как? — поинтересовалась она у меня, когда женщина ушла. — По-моему, все очень мило. Они начинают считать тебя девушкой. Да и ты сам тоже вроде бы вошел в роль. Я наблюдала за тобой и Лайзой, и как потом вы с Бет целовались. Ты прекрасно используешь рот. Нам, правда, всегда хочется почувствовать силу партнерши. Но, тебе-то они, я уверена, постоянно говорили, быть более нежным.

— Да, все говорили, что я должен вести себя словно молоденькая девушка.

— Все правильно, но вот тебе подсказка. Когда ласкаешь женщину, представляй, что у тебя вместо кончиков пальцев перышки. Смотри.

Она так нежно провела пальчиками по моему набрякшему члену, что я вздрогнул, словно через него пропустили электрический разряд.

— О Боже! — простонал я, забыв обо всем на свете.

— Знаю, тебе сейчас нелегко, — улыбнулась Элис. — Вижу, как ходишь. Но трусы останутся на тебе, пока не научишься контролировать себя. В клубе у тебя нет члена, а есть клитор, который не используется для внутреннего массажа. Проблемы между ног — неси их домой, не исключено, что Джейн тебе поможет. Позже в этом не будет нужды, поскольку мы на наших встречах постараемся выжимать тебя до капли. Может быть, после этого тебе еще несколько дней секса не будет хотеться. Но перед тем как идти домой, прими душ, а то Джейн начнет задавать совершенно лишние вопросы… где, мол, был, да что делал и чем это от тебя пахнет.

— Кстати, Крейг, — добавила она. — Ты, наверно, заметил, что мы здесь носим особое нижнее белье, а не то, которое надеваем постоянно. Сегодня тебе, как бы дали, его в займы. Но нужно будет купить собственное неглиже. И, вообще, советую, и начать постоянно носить женское белье, так ты скорее к нему привыкнешь. Особенно лифчики, трусики и пояса. С утра до вечера. Звякни Дотти, если нужно будет, чтобы кто-нибудь пошел с тобой в магазин и помог выбрать — она не откажет. И еще. Теперь ты должен все время представлять себя девушкой, которая вот-вот превратится в женщину. В общем, понял. Когда ты придешь в следующий раз, я хочу чтобы ты выглядел изящно. Ходи ровно; голову прямее; плечи расправь так, как если бы они поддерживали тяжелые груди. Бедра должны быть вместе, будто между ними у тебе ничего не висит, при ходьбе плавно покачивай ими. И делай маленькие шажки, руки держи над талией, а локти должны быть прижаты к телу. Больше при ходьбе не двигай плечами и запястьями. Так тебе легче полностью вжиться в новую роль. Вот увидишь, — наша маленькая группка доставит тебе немало приятных минут, а ты — нам. Все, пока.

Она ущипнула меня за сосок сквозь куртку. Всю дорогу до дома я чувствовал этот щипок.

М-да, я так перевозбудился, что как только Джейн пришла домой я тут же поволок ее в койку. «Что с тобой, — удивилась она, когда я, улыбаясь, заваливал ее на кровать. — Нет, нет, я совсем не против! Ох, какой ты гладенький! Как здорово. Но зачем ты это сделал?»

Я объяснил, что вступил в спортклубе, в секцию бодибилдинга, и мне посоветовали сбрить волосы, как это делают все культуристы. Когда потеешь, то без волос нет такого сильного раздражения кожи. Звучит правдиво, очень. Она лишь провела рукой по моей груди, и я бросился на нее, словно тигр на добычу.

Мы трахнулись три раза… два ночью и один — нас следующее утро. Как обычно, Джейн перед сексом уже была влажной, но когда я спустил и она, и простыни под нею промокли насквозь. Я едва чувствовала что-либо и просто скользил «туда-сюда», пока не кончил. Потом кончил еще раз. Не знаю, что с ней было, поскольку она просто лежала и не подмахивала. А только обнимала и приговаривала, как ей нравится, что у нее такой чистенький и гладенький муженек. Удоволетворившись, я прижался к ней и заснул, чувствуя себя девчушкой, прикорнувшей к мамочкиному бочку.

Глава 3

На следующее утро я проснулся в отличном настроении. Вчера был просто прекрасный день, а, кроме того, несмотря ни на что я не изменил жене, так же, как и женщины остались верны своим мужьям. Замечательно. Джейн раскинулась возле меня, и, не открывая глаз, провела рукой по моей, теперь уже, гладкой груди, а потом погладила член, который мгновенно встал по стойке «смирно». Она улыбнулась, но глаза ее при этом так и оставались закрытыми.

— Милый, как бы ты хотел этим заняться?

— Предоставляю тебе право выбора.

— Пересменка?

— Не вопрос, — мы иногда играли в смену ролей… Джейн была наверху и, как бы, трахала меня, а я лежал без движения; она предложила эту игру несколько лет назад, и мне понравилась.

— Тогда, девочка, раздвинь ножки, подними колени, а я сейчас затрахаю тебя до потери сознания, — такого я от нее еще не слышал, однако, этот спич был вполне в духе нашей игры.

Она забралась между моих ног (раздвинь их пошире, красотка) и опустилась на торчащие шесть дюймов любви. Джейн посмотрела мне в глаза — ее сиськи раскачивались прямо над моим лицом, соски терлись о губы. — Оперлась на локти и начала ритмично двигаться на мне вверх-вниз. Очень необычно было чувствовать себя абсолютно беспомощным, а Джейн опускалась на меня всем весом. Сперва она двигалась медленно, потом постепенно увеличила темп и, наконец, запрыгала на мне как сумасшедшая. У меня в паху все сжалось подобно пружине, а потом эта пружина резко распрямилась — мы кончили с Джейн одновремено. Нам понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя. Когда мой обмякший дружок выскользнул из нее, Джейн поинтересовалась…

-Ну, что понравилось, когда тебя трахает парень с сиськами, которые качаются прямо у тебя перед носом?

-Неплохо, — дар речи вернулся ко мне. — Ладно, у меня сегодня полно дел, поэтому я позавтракаю в офисе. Будь дома около шести, и мы сходим куда-нибудь поужинаем, договорились?

Она кивнула и, соскочив с меня, направилась в ванную. Затем, когда я принимал душ, Джейн неожиданно опять появилась в ванной и ухватила меня за член. Он никак на это не отреагировал — восстановительный период еще не прошел.

-Проверка, — сказала она. — Зашла попрощаться. Кстати, мне понравилась роль мужчины, надо нам почаще так играть.

Вытираясь, я для прикола немного брызнул себе на ладонь ее одеколона, а потом растер по груди, и, благоухая, пошел одеваться. Однако прикола не получилось — Джейн уже ушла.

Я позвонил Дотти, и та пригласила меня к себе, чтобы выяснить какого размера белье мне нужно покупать. Не уверенный в том, что правильно поступаю, я отправился к ней. Конечно, я знал какого размера одежду я покупаю, и возможно, если куплю белье этого же размера оно подойдет. А, возможно, и нет. Не примерять же мне его или спрашивать совета у продавщицы. Так что Дотти -меньшее из зол.

Она провела меня в спальню, нервные взгляды, которые я бросал на наш дом, который виднелся из окна, заметно развеселили ее. Взяв метр, Дотти велела мне раздеться. Когда я отказался, она терпеливо объяснила мне, что нижнее белье носят под верхней одеждой, а не на ней. После этого мне ничего не оставалось делать, кроме как раздеться догола. Она обмерила мою грудь, талию, бедра, измерила рост, а потом, аккуратно записав мои параметры, сказала, что я могу одеваться.

Но перед этим, Дотти, прямо как Джейн, ухватила меня за член и, улыбаясь легонько сжала его. Ноль эмоций.

— Так -так, похоже, у вас было чем заняться прошлой ночью. А еще этот одеколон. Джейн, без сомнения, метит свою территорию. Очень мило. Даже немного жаль, что я не могу снова отсосать у тебя сегодня, в качестве награды за то, что решил вступить в наш клуб.

-Дотти, — произнес я, стараясь выглядеть весьма галантным и в тоже время остроумным, — я в любое удобное для тебя время с радостью приму эту награду.

Я подумал, что, возможно, имеет смысл обсудить с Дотти этот вопрос завтра. Хотя, нет, завтра очередное собрание клуба. А потом я могу понадобиться Джейн. Но все равно, было бы очень неплохо замутить с Дотти что-нибудь этакое. Не исключено, что удобный случай еще подвернется.

— Уверена, ты шутишь, — ответила она. — Потому что, я-то как раз пошутила. В клубе «Два и Два» мы играем друг с другом только так, как это могут лишь женщины. Для иных развлечений у нас мужья и сердечные приятели. Так что забудь о минете. Если у тебя стоит, то поговори со своей правой рукой. Она вряд ли откажется помочь. Отдел женского белья, не место для доказательства отличной потенции.

Мы с ней купили несколько лифчиков размера A и B (- посмотрим, может быть, со временем, купим и C), пару кружевных трусиков, два пояса и дешевые подкладки для увеличения груди. Я спросил у Дотти, почему бы на не взять модель получше. «Давай сразу возьмем ручной работы, существующие в единственном экземпляре, чего уж скромничать!» — съязвила она. Вернувшись к Дотти домой, я примерил обновки — все прекрасно подошло. На остаток дня я надел розовый лифчик размера A и трусики таково же цвета, отметив, что ощущения от гладкости шелкового белья очень приятные.

— Скоро ты этому привыкнешь, — заверила меня Дотти. — У тебе скоро кожа тоже станет такой же, как только сок Берил сделает свое дело. Кстати, Элис сказала мне, что одной из наших было неприятно видеть тебя с голой грудью, поскольку лифчик после секса с Берил ты надеть забыл. Запомни на будущее, пока у тебя нет грудей, без лифчика ты выглядишь просто неприлично, как и все плоскогрудые девчонки. Да и еще, в качестве дополнительной страховки, чтобы ты не выглядел мужчиной на наших собраниях и не пугал дам своим видом, Элис подумала, что неплохо бы тебе использовать косметику. Так, на всякий случай. Совсем немного… карандаш для глаз, тушь и губная помада — на первый раз хватит. Ну, может быть, еще тени. Прекрасно — ты у нас теперь настоящая женщина-загадка. Вся твоя косметика в этой сумочке. Чуть не забыла, когда будешь ходить на встречи клуба в дом Элис, всегда носи эту сумочку с собой. Не прячь ее и не стесняйся, что другие увидят, как она болтается у тебя на руке. Элис сказала, что ты должен учится ходить как женщина — вперед и с песней. Косметика и сумочка — мой подарок. Компенсация за то, что ты теперь год будешь вздрагивать, увидев фотоаппарат в руках Мэг. Когда эта косметика закончится, сам себе купишь. Думаю, что тогда моя помощь тебе уже не понадобится. И, конечно, нижнее белье ты теперь тоже будешь сам себе покупать. Делай это регулярно, чем больше его у тебя будет, тем лучше.

Она проводила меня до дверей, и прежде чем выпустить меня, сама высунула голову на улицу и посмотрела по сторонам. Затем, Дотти повернулась ко мне, обняла и крепко поцеловала в губы, но всего лишь на несколько секунд. Потом снова надела маску «хорошая знакомая и ничего больше».

— До завтра, дорогуша, — сказала она на прощание.

— Очень рад, Дотти, что предварительно посмотрела, не видит ли нас кто-нибудь, — немного раздраженно сказал я; бывает, что Джейн в середине дня может заскочить домой, или какой-нибудь соседушка настучит ей, что граница мною перейдена.

— На самом деле, я проверяла, не месте ли мой паренек. Я тут наняла одного. Вон, видишь, сидит на дереве. Он должен был заснять нас с тобой в моей спальне в момент примерки белья. Надеюсь, у него все получилось. Лишняя защита против шантажа, любовь моя. Так же как и то, что ты должен каждый день носить женское белье и пользоваться косметикой, по крайней мере, на собрании клуба. Вдруг тебе тоже придет в голову привлечь какого-нибудь фотолюбителя из общества «По секрету всему свету». Ты, Крейг, хитер, но где тебе тягаться с женщинами, которым защитить свою репутацию. Еще не время. Подожди, и мы ослабим поводок, на котором держим тебя.

Я с радостью оставил Дотти наедине с ее черным юмором. Вечером, когда Джейн пришла домой, я все еще был в лифчике и трусиках под одеждой, и возможности их снять у меня не было. И в ресторан я отправился в женском белье. И хотя на мне были рубашка, галстук и пиджак, шелк лифчика приятно холодил кожу, и было такое чувство, словно на мне некое украшение, а точнее к пиджаку приколот членский значок клуба «Два и Два». Странно, но мне это нравилось.

Однако пару раз я все-таки дал маху. Сначала, когда, собираясь, домой Джейн заявила, что нам нужно пойти и еще разок «намазюкать мордочку», меня пот прошиб, когда я подумал, что она может иметь в виду и спросил ее об этом. Но женушка развеяла мои подозрения.

-Знаешь, говоря «мы», имела в виду себя. Помнишь — это моя обычная шутка. Бедненький, неужели ты подумал, что я сейчас говорила и о тебе тоже. Лучше чмокни нас в щечку!

Я промямлил что-то маловразумительное, а Джейн снова подколола меня.

-Нет, милый, ты еще не достаточно красив, чтобы пользоваться косметикой. Пока, не красив. Ведь, правда?

Я пропустил ее колкость мимо ушей.

А потом, когда мы пришли домой, я снял пиджак, и Джейн положила руки мне на плечи, мелькнула мысль, что она может через рубашку почувствовать бретельки лифчика. Даже если это и случилось, Джейн ничего не сделала, что могло бы выдать ее удивление. Но, когда я вздрогнул и убрал ее руки с плеч, она заметила, что я виду себя абсолютно по-женски.

Да, вскоре это была не просто метафора. Трудно представить, но собрания клуба превратились для меня в главное событие на неделе. Я никогда их не пропускал и всегда с нетерпением ждал следующих. Первым дело, еще до начала игр, Берил колола мне в задницу какую-то дрянь, для того чтобы как можно лучше подходил под требования клуба. Я никогда не спрашивал ее что это. Наверно, какие-нибудь антибиотики. Потом мы разбивались на пары, ублажали друг дружку и менялись партнерами. Иногда трахались втроем. И всегда мои партнерши требовали, чтобы я вел себя как женщина… думал, чувствовал и все такое. Мы разговаривали о косметике, и они помогали мне подобрать наиболее подходящие цвета, а также как пользоваться ею. А еще давали ценные советы относительно моего гардероба. Когда девочки сказали, что распродажа, которую устраивала «Victoria’s Secret» , скоро закончится, я стрелой помчался в магазин и со страху, что не успею прибарахлиться, накупил даже больше белья, чем мне было нужно. Как-то раз, я случайно забыл на бюро черные кружевные трусики, и надо было такому случиться, что они попались на глаза Джейн. Слава Богу, она лишь кинула меня взгляд, потом пожала плечами и убрала их в ящик шкафа, где лежала ее нижние белье. Словно это были ее собственные трусы.

К началу третьего месяца моего пребывания в клубе «Два и Два» кожа у меня стала гладкой, словно шелковое белье, и я вспомнил мрачную шутку Дотти, которая предсказывала это. Неужели действительно причиной всему был женские соки, которые я поглощал дважды в неделю. Волосы на теле у меня больше не вырастали, но мне казалось, что это вполне приемлемая плата за право участвовать в собраниях клуба. А, кроме того, Джейн это тоже нравилось, и она никогда не задавала мне вопросов. И, похоже, даже не заметила, когда девочки мне выщипали брови — только сказала, что теперь я выгляжу очень элегантно, и что это очень неплохо для бизнеса.

Через месяц или два, ночью, когда мы лежали в постели Джейн заметила…

— Милый, что-то ты, видимо, вместо того, чтобы мускулы накачать, жирку набрал. Грудь вон как округлилась. У вас, что в спортклубе практикуется какой-то особый вид культуризма?

Мне едва удалось отбояриться, наплетя ей что-то о специальном курсе аэробики, ну она и отстала. Но слов Джейн были абсолютной правдой. Я теперь носил лифчик размер B, причем без всяких подкладок уваливающих грудь и не осмеливался показываться на людях без куртки. Несколько раз, когда мы с Джейн встречали кого-нибудь из клуба «Два и Два», в гольфклубе или в ресторане, то женщина всегда смотрела сначала на мою грудь, а потом улыбалась мне, а я отвечал ей кислой улыбкой. И опять я винил во всем слишком щелки, которые мой язык слишком усердно вылизывал. Но как бы то ни было, я не собирался бросать клуб только потому, что слегка прибавил в весе. Довольно странно, но без всяких признаков нажима с моей стороны, мужья женщин, состоящих в «Два и. Два» начали приобретать у меня страховые полисы на очень большие суммы.

У меня все лучше и лучше получалось вести себя как женщина. Из угловатой девушки я уже превратился в цветущую молодую женщину. У меня уже выработалась абсолютно женская походка, и со стороны я, должно быть, выглядел как гомик. Особенно для тех, кто меня не знал. Но мне на это было абсолютно плевать, нежданно-негаданно выросшие груди, доставляли гораздо больше неудобства, но я старался думать об этом как можно меньше.

У нас в клубе было заведено, что та, у которой не пары, не может отказать другому члену клубу. И скоро на каждой нашей встрече я, окруженный роскошным цветником дам, напоминал турецкого пашу. Я давал им все, что только одна женщина может дать другой. Чаще всего им нужны были нежные ласки, поглаживания, своеобразное утешение тем, кто грустят и хотят лишь почувствовать, что они любимы и желанны. Иной раз я танцевал с кем-нибудь из них медленный танец, обнимаясь под тихую музыку. Не отрываясь, мы глядели в глаза друг другу, пока страсть не переполняла нас, и мы опускались на ковер, переплетясь в сладчайшем из поединков. А кое-кому просто нужен был человек, с которым можно посплетничать о муже или любовнике, поплакаться в жилетку или, наоборот, похвастаться успехами в общественной и личной жизни, бывало, что такая откровенность с их стороны меня даже смущала. Ну а кое-кому хотелось от меня полного курса НЗЛ. Я заметил, что как только моя грудь начала увеличиваться все больше и больше девочек начало пользоваться моими услугами. До этого, по-моему, их не очень радовал тот факт, что они не могут играть с моей грудью, пока я ласкаю их сисечки. Но теперь они определенно могли с лихвой взять свое. Берил сказала мне, что ее спрашивали, не могут ли мои груди вырасти еще больше, и она ответила, что да, могут, но только, если я соглашусь на дополнительные уколы. Я ничего не имел против того, чтобы быть «первой красоткой в округе» и легко пошел на увеличение числа уколов. После чего моя фигура стала еще более похожей на женскую… узкая талия, широкие бедра, по-женски мягкие черты лица. И теперь Джейн назвала меня куколкой, что она при этом имела в виду оставалось для меня тайной. Теперь в тех редких случаях, когда мы трахались, она все время забиралась на меня и играла мужскую роль.

Оказалось, что кое-кто из девочек был бы не против трахнуться со мной — мой член был им столь же привлекателен, и сколь и язык. Однако и без меня было, кому их трахать. И, прежде всего на мужскую роль претендовала высокая блондинка Иден. Она никогда не занималась со мной сексом, упорно отказывалась считать меня женщиной. Странно, но она была единственной настоящей лесбиянкой среди нас. Иден была замужем, и поэтому формально считалась бисексуалкой, хотя она чаще всех предпочитала пользоваться поясом с дилдо. Другие женщины тоже пользовались дилдо, но большинство из них предпочитало и во время любовных игр оставаться женщинами. Когда я предложил также использовать дилдо со своими партнершами, то Элис возразила, что это еще рано — ко мне могут вернуться мужские инстинкты, тогда как в настоящее время, я под их руководством превратился в замечательную женщину, способную и без дилдо удовлетворить самую взыскательную любовницу.

После того как у меня появились более-менее заметные груди, нужда появляться на собраниях клуба в лифчике отпала, и теперь я надевал или миленькую комбинашку с кружавчиками или вообще ходил в костюме Адама, точнее Евы. Но другие сестры нашего общества хотели, чтобы я как можно чаще появлялся на людях в женской одежде. Например, я несколько раз ездил в центр города в платье. И уж как бы само собой разумелось, что на встречи в дом к Элис, я должен приходить, только одевшись женщиной.

Лайза с удовольствием лизала мой «клитор» как и обещала в первый день нашего знакомства, пока я в это время делал ей тоже самое. С ней мне было лучше всего. Занимаясь с ней сексом, я кончал сильно, долго, но это был оргазм женщины — а не мужчины. Я выплескивал лишь тонкую струйку, которая была жалким подобием мужского оргазма. Со временем, я заметил, что полноценная эрекция у меня стала появляться все реже и реже. Так, что теперь опасность, что я случайно могу пустить своего дружка в дело, исчезла.

Не думаю, что Джейн заметила это — у нее и без того было дел навалом. И когда мне удавалось пересечься с ней, она вела себя так, словно со мной ничего не случилось. Похоже, она даже не заметила, что у меня появились груди. Теперь мы встречались с ней исключительно в дверях, пожимали плечами, слабо улыбались друг другу и разбегались в разные стороны.

В один из вторников, когда я, стоя перед большим зеркалом в коридоре, наводил марафет, прежде чем зайти в гостиную, Элис встала рядом со мной и сказала…

— Не знаю, как ты к этому отнесешься, Крейг, но Иден сегодня заявила права на твою задницу.

— Надо же, и что это значит? — спросил я, слишком увлеченный косметикой, чтобы слушать ее внимательно.

-Только то, — ответила Элис, — что она хочет трахнуть тебя в зад. Иден говорит, что если ты настоящая девушка, и позволишь ей это, то сможешь трахать ее, использую дилдо.

Я был шокирован тем, что только что мне сказала Элис. Я повернулся к ней и посмотрел прямо в глаза.

— Элис, а что ты сама об этом думаешь?

— Я думаю, что ты, Крейг, прошел большой путь, и, по мнению, Иден, пересек черту, отделяющую мужчину от женщины. Она трахнула своим огромным дилдо — «чудищем» — каждую из нас. Это ее право. Никто из нас не против, а кое-кто просто обожает это дело. Иден и ее «чудище» — еще одна ступенька на лестнице, в конце которой тебя ждет полноправное членство в нашем клубе.

— Но, ведь вы — женщины, и у вас есть вагина. А у меня только попа.

— Как же ты наивен, Крейг. Прежде всего, Иден трахает дилдо кого хочет, в том числе своего мужа, она сама мне рассказывала. Наносит, так сказать, превентивный удар. Во вторых, некоторые женщины предпочитают заниматься именно анальным сексом, поскольку считают, что только их пизденка принадлежит исключительно мужу. Так что, твой случай отнюдь не уникальный. Иден здорово это делает. Мне и самой в начале очень нравилось, но все же я предпочитаю, когда она трахает меня им в пизду. Я очень люблю своего мужа, Роя, но по сравнению с «чудищем» у него просто пиписька. И, наконец, третья причина -самая важная — ты не можешь отказаться, если кто-нибудь из сестер потребует, чтобы ты доставил ей удовольствие, любым способом, но только как женщина женщине. И Иден со своим «чудищем» полностью соответствует этому правило.

Сердце у меня заколотилось как сумасшедшее, когда я понял, что у меня нет иного выхода -только подчиниться.

— Да, конечно. Я сделаю это. Скажи Иден.

— Скажи ей сам, она ждет тебя в гостиной. И, Крейг…

Я замер.

— …это привилегия. Старайся именно так ив думать. Никто из нас даже не думал, что Иден так скоро заинтересуется тобой. А теперь иди.

— Иду.

Никогда я еще ни чувствовал себя таким маленьким и беззащитным, как сейчас. Из паши я превратился в самую жалкую одалиску — девственницу, которой сейчас сломают целку. Иден стояла возле дивана, находящегося в дальнем углу гостиной — обычно она именно там занималась сексом. Она была одета соответственно случаю… черные кожаные сапоги на высоких каблуках, черный лифчик высоко поднимающий грудь и черные перчатки до локтей, но оставляющие открытыми пальцы. А из промежности вздымался, подобно башне, дилдо, который при мне побывал в стольких щелках. Двух дюймов в диаметре, он казался тонким, но лишь потому, что бы десять дюймов в длину. Иден уставилась на меня, широко раставив ноги и подбоченившись. Она не пожалела ни туши, ни губной помады. Короче, она выглядела истинной госпожой, готовой показать любому или любой, где раки зимуют. У меня сердце в пятки ушло, и впервые, как я присоединился к клубу, мне стало страшно.

Я подошел к ней и инстинктивно упал на колени, и согнулся, ожидая, что скажет госпожа.

— Хорошо! — хмыкнула Иден. — Так и стой!

Прошло пять минут, десять, полчаса. Я чувствовал ее взгляд на себе, и не осмеливался посмотреть вверх.

— Ты называешь себя Крейг, — вдруг она заговорила. — Крейг — так тебя зовут, когда ты женщина. А как же тебя зовут, когда ты — мужчина? Тоже, Крейг?

Я понял, что это вопрос с подвохом. И ответить на него надо правильно и в тоже время правдиво.

— Крейг — это мое женское имя, мэм, — надо думать, я правильно к ней обращаюсь? — Раньше это было мое мужское имя. Но теперь, нет, Я сейчас притворяюсь мужчиной, так же, как раньше притворялся женщиной.

Иден приняла мой ответ.

— Итак, значит, ты притворяешься тем, кем на самом деле не являешься. Ну, я хочу, чтобы у тебя было настоящее женское имя. Я не собираюсь трахаться с полумужчиной.

-Ева.

-Что?

-Ева…Ева была создана из ребра мужчины, в Эдемском саду. 1

— Очень хорошо, Ева. Немного вычурно, но сойдет. Ну, теперь посмотрим насколько ты послушная девочка. Ты сама лишишь себя девственности. Подними глаза.

Я увидел, что Иден сидит на диване, а «чудище» гордо торчит у нее между ног.

— Соси мой член, пока он не заблестит от твоей слюны. А потом сядь на него лицом ко мне или спиной — это не важно. А потом, Ева, женщина сделанная, из мужчины или мужчина, превращенный в женщину, ты попрыгаешь на нем! »

Она раздвинула ноги, и я, устроившись между них, обхватил дилдо двумя руками, и направил его головку в свой рот. У меня челюсти заболели от напряжения, но я старался как можно лучше смазать мягкую резиновую головку собственной слюной.

— Поработай еще ротиком, Ева. Это -ключ к полноправному членству в нашем клубе. Целуй его, облизывай его. Ты должен полюбить его даже сильнее, чем пизденку.

Странный приказ, но я исполнил его в точности. Представив себя на месте Дотти, я усердно облизывал и обсасывал «чудище» со всех сторон. Мне хотелось, чтобы он вошел в меня, растянув мою задницу! Наконец, когда моя слюна, казалось, сочится из каждой щелочки «чудища», я поднялся и, встав лицом к Иден, закрыл глаза и начал медленно опускаться, пока мягкая головка не уперлась в очко.

— Вот он, момент истины, Ева. Самый простой путь — когда несколько дюймов войдут в тебя, сядь на него в одно движение. Или можешь делать это, не спеша, виляя жопой, словно школьница на дискотеке.

Я начал медленно опускать, головка больно надавила на упругое колечко входа, и у меня мелькнула мысль, что он никогда не войдет в меня, и значит женщиной мне не стать.

И вдруг она неожиданно проскользнула внутрь. Ощущение было такое, словно попа сейчас пополам порвется. Я замер не в силах пошевельнутся. Через какое-то время, я обнаружил, что могу слегка сжать ягодицы, а потом напрягся и стал дальше навинчиваться на дилдо. Когда в меня вошло три или четыре дюйма, боль вернулась, но в тоже время было очень приятно. Я приподнялся, боль почти пропала, а потом резко опустился, не чувствуя, на это раз, ничего кроме удовольствия. Не прошло и минуты, а я уже как ненормальный прыгал на резиновом «чудище», стремительно погружаясь в золотой туман блаженства. Все произошло так быстро! Приходя в себя после оргазма, я обхватил шею Иден и заплакал, как девчонка. Впрочем, именно ею я себя в данный момент и чувствовал. Иден начала успокаивать меня.

— Да, Ева. Вижу, что тебе бы хорошо. Тебе понравиться быть женщиной, — она потрепала меня по плечу, а потом крепко поцеловала в губы. — Ты будешь любить мужчин, так как я люблю женщин.

Сзади раздался голос Берил…

— Так, ладно, девочки, коли вы не против, то я бы хотела осмотреть Крейг или Еву, если ей так угодно. Не повредила ли она себе чего-нибудь.

Не выпуская Иден из своих объятий, я приподнялся, и дилдо с громким чмоканьем покинуло, мою ноющую попу, оставив после себя ощущение полной, абсолютной пустоты.

— Все в порядке, — сказала Берил через пару минут, — но, Иден, в следующий раз тебе лучше как следует подготовить Крейг, прежде чем ты кончишь в нее. Мы все любим Крейг, и не хотим, чтобы она пострадала во время твоего ритуала. Ну а целом, она сейчас охотно подставит тебе свою попку и, похоже, будет только рада, когда ты приступишь к делу.

И потом это случилось. Лайза, все это время стоящая у меня за спиной, когда услышала, что Берил дала «добро» на продолжение, с горящими от нетерпения глаза, села диван и, широко раздвинув ноги, выставила пизду на всеобщее обозрение.

-Обед подан, Крейг. Думаю, ты не против!

— Начинай, Ева, — скомандовала Иден.

Я встал на четвереньки между ног Лайзы и стал лизать ее словно собака, когда почувствовал, что мягкая головка снова прижалась к моему еще побаливающему анусу. А затем Иден одним движением насадила меня, на смазанное чем-то скользким, дилдо, и начала трахать меня. Когда она двигалась вперед, мое лицо еще плотнее прижималось к щелке Лайзы, а та, в свою очередь, толкала меня к Иден, пока дилдо Иден, бедра Лайзы и мой язык не стали двигать в одном ритме. На этот раз я кончил еще сильнее, чем после первого знакомства с «чудищем» Иден. А сразу же после меня и Лайза вознеслась к вершинам экстаза.

Когда Иден вытащила дилдо наружу, у меня по ногам потекла какая-то теплая жидкость. Я обмакнул в нее палец и понюхал. Сперма?

— Все верно, лапочка, — улыбнулась Иден. — Это дилдо может кончать, как настоящий член вроде того, что когда-то был у тебя. Я подумала, что для твоего первого раза, все должно быть как в жизни. В следующий раз, когда будешь сосать дилдо, то я спущу тебе в ротик, в качестве награды за неформальный подход к делу. Не забивай себе голову, чья это сперма — у меня есть свои источники. Теперь мы видим, что женского в тебе больше чем мужского, а значит, ты можешь трахнуть меня прямо сейчас.

Итак, Иден расстегнула пояс с дилдо и легла на диван, пока я мучался, закреплял его на себе. Когда же, наконец, мне удалось плотно присобачить дилдо к своей промежности, она сняла с себя лифчик и принялась ласкать письку, пока та не потекла. Иден была готова принять меня, и я, не теряя времени, вошел в нее. Трахал я ее не спеша, смакуя процесс, благо дилдо во всем превосходило мой собственный член. Иден кончила, потом еще раз и еще, а я не останавливался, наконец, она слабо простонала…

— Ева, хватит. Ты можешь весь день провести на мне, но у меня уже сил нет. Спасибо, милая!

Когда наша встреча закончилась, и мы все собирались по домам, ко мне, одетому в женский тренировочный костюм, который лучше всего подходил к моей изменившейся фигуре… широкая попа и выпирающая вперед грудь, подошла Иден и показала, как устроено дилдо.

— Видишь, он полый, из отверстия в головке идет трубка, а вот здесь крепится презерватив со спермой, и если хочешь, то можешь кончить как мужчина. А ты, кстати, вполне можешь надеть его на свой членик, и тогда это будет своеобразный презерватив, только большой и сделанный из более толстой резины, чем обычный. Все дилдо, которые мы используем, устроены таким образом. У меня такое чувство, что теперь твоя попка пойдет нарасхват, а также многим захочется, чтобы ты сыграл для них мужскую роль. Завидное тебя ждет будущее, Ева — женщина сделанная из мужчины.

Глава 4

Несколько недель спустя, девочки отпраздновали шесть месяцев моего пребывания в клубе.

— Купи себе одежду, которой будешь выглядеть стопроцентной шлюхой, — сказала Элис, — и сегодня вечером мы повеселимся. Устроим маленький девичник. Я дам тебе парик — черные прямые волосы, короткая стрижка с челкой — будет очень мило. Это ведь будет твой первый выход в свет в таком виде, верно? Не бойся, мы тебя в обиду не дадим. А пока, самое меньшее, что ты можешь сделать — приведи в порядок ногти. Уверенна, Джейн вовсе будет не против. У нее был просто элегантный муженек, а теперь станет элегантным до кончиков ногтей.

После разговора с ней, я отправился в ближайший салон красоты и сделал маникюр, покрасив ногти бледно-розовым лаком. Хотя сначала мне, как мужчине, предложили просто подровнять их. Преображенные коготки привели меня в такой восторг, что я был готов их демонстрировать всем и каждому. Следующий пункт — роскошный магазин женской одежды и аксесссуаров. Сказав, что мне нужна одежда для вечеринки с переодеванием, я купил там красную кожанную мини-юбку, которая скорее была похожа на широкий пояс, и черный свитер из ангоры, мягкий, пушистый и обтягивающий. Он просто отлично подчеркивал мои дойки. Кроме этого была приобретена куча безвкусной бижутерии… по золотому браслету на каждое запястье, ожерелье и большие серьги — воплощение дурного вкуса. И на закуску — черные сетчатые чулки. Я хотел взять чулки, доходящие до бедер, но продавщица убедила меня не делать этого, поскольку из-за моего роста, они будут выглядывать из-под юбки. На что я ответил, что это будет выглядеть чертовски порочно. Но она холодно ответила, что я не пройду и ста ярдов, как меня или изнасилуют или посадят в кутузку за проституцию. А в обувном я прикупил черные туфли на пятидюймовой шпильке. Женщина, заметившая, как я их примерял, поинтересовалась, для чего мне нужны такие туфли. Я — актер или просто собрался на костюмированную вечеринку. Абсолютно спокойно, я ответил, что просто мои подружки хотят устроить мне, в благодарность за доставленное удовольствие, ночную прогулку по злачным местам. Я переоденусь в женщину, обую туфельки, а потом мы с подругами подцепим пару парней и оттянемся на славу. После этого моя невольная собеседница замолчала.

Все девочки столпились вокруг меня в гостиной Элис, когда я предстал перед ними, одетый в мини- юбку, черный свитер, обвешанный драгоценностями, словно рождественская елка игрушками и с несколькими слоями косметики на лице. Элис дала парик — действительно очень миленький. И мне просто замечательно подходил — эдакий завершающий штришок моего нового имиджа. Непрерывно хихикая и подшучивая друг над другом, мы отправились в китайский ресторанчик. За столом приколы и подначки продолжились, а когда я, по ошибке, хотел воспользоваться мужским туалетом, они от смеха чуть со стульев не попадали.

Неожиданно возник разговор чего во мне сейчас больше от мужчины или от женщины.

— За утраченное мужское достоинство Крейга, — предложила Мэг тост, и я зарделся от смущения.

А Дотти тут же поинтересовалась, действительно ли я утратил достоинство или оно просто скукожилось. Масла подлила Лайза, заметившая, что с грудками я гораздо симпатичнее, и что она ждет, не дождется, когда мои бубенчики превратятся в вагину.

-С щелочкой между ног, наша Крейг станет просто загляденье. Разве уже не пришло время и для этого?

Иден возразила ей, отметив, что пизда вещь конечно важна, но не слишком…

— У Крейг замечательная попочка, и она так виляет ею из стороны в сторону, когда я трахаю ее.

Как всегда последнее слово осталось за Элис. Она сказала, что хирургическое вмешательство » не стоит на повестке дня», и, прежде всего из-за Джейн.

-…она, скажем так, не до конца потеряла интерес к Крейгу.

Весь остаток ужина девушки выясняли, какой у Джейн может быть интерес к моему концу, если достоинство у меня не то скукожилось, не то совсем исчезло.

Следующим номером нашей программы был стрип-клуб, где исполняли мужской стриптиз. Сегодня вечером там шло шоу под названием «Жеребцы», и у нас были забронированы места прямо перед сценой. Пять качков танцевали, яростно раскачивая бедра, постепенно скидывая одежду, пока не остались в крошечных трусиках-стрингах, еле держащихся на могучих чреслах. Пораженная женская аудитория тут же принялась засовывать им трусы купюры разного достоинства, после чего эти жалкие тряпочки пали, и «жеребцы» предстали во всей красе.

Один за другим они выстроились на сцене передо мной, словно кроме меня в зале никого не было, и продолжили танец. Надо сказать, жеребцы это были еще те! Двое из них размахивали своими причиндалами меньше чем в футе от моего лица, тяжелые яйца хлопали их по ляжкам. Увидев их огромные, длиной до середины бедра и толстые как пожарный шланг, члены, я понял, как обделила меня природа. Однако есть клуб «Два и Два», где меня любят за мой ласковый и нежный язык, а не за то, что висит у меня между ног. Интересно, а насколько для Джейн размер имел значение.

— Ну, как смогла такая штука, да еще, когда она стоит, а не болтается, поместится у тебя во рту? — Мэг задала этот вопрос каждой из нас.

— Ни одна из тех, кого я знаю, не смогла бы взять его в рот, — ответила Берил, в ее голосе звучало одновременно и удивление подобным чудом природы, и нотки благоговейного страха.

— Говори только за себя, о’кэй? — хмыкнула Элис. — Попытаться-то стоит!

Потом мы отправились в еще один ночной клуб, там девочки опять завели разговор о хирургии, как о единственном средстве, с помощью, которое мне полностью не отличаться от них.

— Если Крейг сделает это, — убеждала других в необходимости операции Лайза, — тогда она станет полноправным членом нашего клуба. Она станет женщиной, которая любит женщин.

— Да, но есть еще одно обязательное условие — она должна состоять в браке с мужчиной, — кто-то возразил ей

— А знаете, можно ведь и по-другому попробовать, — сказала Дорин, темноволосая красавица, творившая чудеса своими руками; она вступила в клуб позже меня, но мигом стала всеобщей любимицей. — Я думаю, что Крейг может и яйца сохранить, оставаясь бисексуалом, и при этом стать членом клуба безо всяких оговорок.

На мгновение все задумались, о том, что же это за такой способ.

— Не фига себе! А ты думаешь, он согласится? — Дотти первой все просекла — умная девочка! — Скажем с кем-нибудь вроде тех жеребцов? Ты как, Крейг?

-Ну, мы же женский клуб, — постарался я уйти от прямого ответа, — секс с мужчинами не считается.

У меня в эти минуты перед глазами снова закачался шланг одного из «жеребцов», надо сказать чувства он вызывал смешанные. Неужели, за право членства мне придется заплатить такую цену? Интересно будет ли это сильно отличаться от дилдо?

Как обычно, решение приняла Элис.

— Крейг, особый случай, — говорила она медленно, обдумывая каждое слово, — но я считаю, что если она займется сексом с мужчиной, то, учитывая ее шестимесячное пребывание в нашем клубе, — это будет доказательством бисексуальности. Она докажет, что такая же, как и мы. Так почему бы в этом случае не сделать ее нашей полноправной сестрой?

— Отлично, давайте найдем ей мужика! — воскликнула Мэг.

С этого момента, наша вечеринка пошла как-то не так как надо. Девочки наперебой пытались закадрить мне мужчину, но те вместо этого кадрили их. После чего кое-кто из полноправных членов клуба «Два и Два», немного потанцевав, удалялись со своими кавалерами на стоянку автомобилей, и через какое-то время возвращались, поправляя на ходу одежду.

Высокий молодой мужчина подошел к нашему столику и пригласил меня на танец. Я испуганно посмотрел на него, мне-то, казалось, что разговоры о сексе с мужчинами так и останутся разговорами. Я тут перевел взгляд на Дотти, сидевшую рядом, и она кивнула. В ее глазах читалось… «Этого танца тебе не избежать, ну а потом мы тебя спасем».

С сердцем, ушедшим в пятки, я позволил ему вывести из-за столика и пошел за ним на танц-пол.

М-да, нелегко мне пришлось. Этот парень перехватил инициативу сразу же, как только я положил ему руки на плечи. Заиграла медленная музыка, и начался самый трудный танец в моей жизни. Я весь покрылся мурашками, чувствуя, что иначе как извращением это не назвать. Передо мной был мужчина, а не женщина с дилдо. А я — не голубой. Мой партнер, меж тем, крепко прижался, и я, к своему ужасу, почувствовал, как твердеют мои соски. Что если он коснется их, почувствую ли я тоже, что чувствую, когда меня ласкает женщина? Он дотронулся до соска, и его прикосновения были почти такими нежными, как женские. Одновременно, его палка уперлась мне между ног. У меня едва не подкосились ноги. Сейчас я очутился в крепких мужских объятиях, а скоро он очутится в моем рту или в заднице, если только что-нибудь не придумаю. Но что? А он продолжил ласкать мою грудь, и я понял, что попросту таю в его руках, и позволю ему все, что угодно. Стоп, но я на это не подписывался!

— Крейг, нам пора! — это была Лайза, она увидела мои глаза, оттолкнула своего кавалера, и поспешила мне на помощь.

— Крейг? — удивился мой новый знакомый. — Какое смешное женское имя.

— Он — не женщина, — ответила Лайза, — Он парень, только в женском платье. Это мой лучший друг, так что тебе здесь ловить нечего.

— Парень, в платье? Фигня! Да, я бы в жизни на мужика не встал! Ты что-то путаешь.

— Мы что тебе должны его яйца показать? — к нам присоединилась Дотти, она схватила меня за руку, пока я стоял потрясенный тем, что был готов заняться любовью с мужчиной. Очень привлекательным мужчиной! Однако прежде чем, он смог что-то сказать Дотти и Лайза увели меня прочь. Мы сели в машину Дотти, и поехали к моему дому.

— У тебя проблем с Джейн не будет, если ты заявишься в женской одежде? — спросила Дотти. — Можешь у меня переодеться. Хотя, конечно, все же лучше прийти домой в юбке, чем в каком-нибудь моем пеньюарчике.

— Джейн сейчас нет. Уехала на несколько дней по делам, — ответил я. — Спасибо Дотти, спасибо Лайза. Мне нужно прийти в себя, собраться с мыслями как следует.

— Соберись, — заявила Лайза. — Можешь с Джейн посоветоваться, прежде чем решишься действовать, а не только думать об этом, особенно, если все-таки решишься. Иначе это будет измена. Запомни, я считаю, что, когда люди состоят в браке, они не должны изменять друг другу.

Я запомнил ее слова, но, возможно, потому что устал, не обратил на них особенного внимания. И поэтому просто пожелал ей и Дотти спокойной ночи.

После этого выхода в свет, все девочки решили, что меня очень важно чувствовать себя женщиной постоянно. Это единственный способ, как я, в конце концов, я получу полноценное членство в клубе. Теперь, когда мы ходили в рестораны или в кино, то я всегда был одет, как женщина, накрасившись и в парике, чтобы я как можно скорее женское начало во мне победило мужское. Это сработало. Они водили меня по магазинам, я стал лучше разбираться в одежде и подобрал неплохой гардеробчик. Теперь я носил женскую одежду даже вне наших клубных встреч. Днем — юбки и блузки, а по вечерам — платья для коктейлей, если Джейн уезжала из города по работе. А во время наших вторников и четвергов девочки разрешали мне носить любое сексуальное белье, так долго, пока оно не поможет мне превратиться в женщину.

А через месяц или чуть больше случилось, то, что случилось. Мы были втроем… я, Лайза, присосавшаяся к моему «клитору», и Мэг сидевшая на корточках над моим лицом. Я облизывал ее розовые губки, собираясь поцеловать в засос глубокую щель между ними. На мне был лифчик и трусики, туфли на каблуках, чулки и пояс, поскольку я только вернулся с обалденной распродажи, которую устраивали в «Тэлботе» и сгорал от желания показать девочкам обновки. Лайза была так возбуждена, что я снял платье, как она прыгнула на меня. Вдруг распахнулась входная дверь, потом услышал шумные женские голоса.

До меня донесся голос Элис…

— Джейн, ведь прошло столько времени! И ты наконец-то решила порвать с Десмондом? Вернешься к Крейгу? Сегодня, ты останешься с нами?

— Нет, сегодня не могу, Десмонд ждет меня в машине, — это была Джейн, моя Джейн. — Но, между нами все кончено. Я пообещала ему, что это уик-энд мы проведем вместе, только он и я, а потом разойдемся, как в море корабли. Мы закончили оформление последнего мотеля в городе — места, где без помех могут трахаться все кто угодно, но только не мы с ним. Нас там каждая собака знает, а они, надо сказать, чрезвычайно болтливы. Десмонда переводят на Западное Побережье, он получил повышение. Так, что все кончено. Нам больше не нужно использовать наши дома для встреч. И Крейг теперь не помеха. Я просто заехала поблагодарить вас всех за помощь. Вы мне, правда, очень помогли.

Крейг, это ты внизу? Привет, Мэг, можешь не вставать! Крейг, ты так мило выглядишь, не удивительно, что девочки обожают тебя! Я вернусь в воскресенье вечером. Еда в холодильнике, все подписано — не промахнешься. Но, может быть, тебя кто-нибудь захочет накормить тебя. Похоже, прямо сейчас тебя и накормят

Отличная работа, девочки. За мной должок! На следующей неделе я обязательно приду, и теперь мы опять будем регулярно встречаться. Уверенна, что каждую из вас смогу как-нибудь по особенному отблагодарить. Элис, пора Крейгу кое-что узнать, тебе так не кажется? Не будешь ли ты так любезна и возьмешь это на себя? Может быть, от тебя ему будет легче это услышать. Все, бегу! Еще раз всех целую! Пока!

Мэг еще плотнее прижалась к моему лицу, давая понять, в чем состоят мои обязанности, как бы я себя в данный момент не чувствовал. Я яростно впился в ее пизду, и, должно быть, ее это пробрало, потому что через несколько минут, она кончила, а потом слезла с меня и, не говоря ни слова, растянулась рядом, приходя в себя.

Моя милая Лайза просто остановилась и, сказав… «Дорогуша, мы закончим в другой раз», ждала, пока я не разберусь с Мэг. Затем мы поцеловались, а у мои глаза уже наполнились слезами.

-Разве я не говорила тебе, как надо целоваться? — спросила она, я кивнул, и мы опять поцеловались.

Остальные в это время отправились наверх переодеваться. Заседание нашего клуба откладывалось.

Я тоже поднялся и разделся догола. Мысль о том, что бы остаться в белье и надеть прекрасное зеленое платье, в котором я пришел, была не выносима. Но все, что я нашел в шкафу — это женский тренировочный костюм. Я надел его, обулся в кем-то оставленные кроссовки, и пошел вниз, чтобы подождать, пока Элис не попрощается со всеми. Последней, кто уходил была Берил, она обеспокоенною посмотрела на меня. Я заверил ее, что со мной все нормально, но он еще раз посмотрела на меня уже более внимательно. Затем, едва ли удовлетворенная моим состоянием, ушла.

Мы с Элис расположились в гостиной, которая теперь выглядела, как самая обычная комната. Не в мягких креслах или на одной из кушеток, нет, мы сели за стол, друг напротив друга. Оперлись на локти и приготовили кулаки, чтобы стучать по столу, если понадобиться.

Элис начала…

— Разве Джейн не прелесть? Мы все так скучаем по ней. Но, по-моему, около больше полугода назад, может чуть меньше, она влюбилась в этого парня, в Десмонда, у которого него был контракт на переоформление большинства мотелей в этой части штата, и захотела встречаться с ним, вместо нашего маленького клуба. Прекрасно. Многие из нас довольны жизнью со своими мужьями, но иногда так здорово пофлиртовать немного с другим мужчиной. Заигрывать с ними, ну, ты понял. Всем хорошо, если вести себя осторожно, и если твой муж никогда тебя не подозревает. Джейн обычно говорила, что пока ужин не появится на столе ровно в полседьмого, ты ничего не замечаешь вокруг себя.

Я сидел в тренировочном костюме, груди выпирали вперед, несколько месяцев не знавший эрекции член покоился между ног, и вдруг вспомнил, что не вытер глаза. Оставалось надеяться, что тушь не потечет.

— Крейг, ты, наверное, не в курсе, но Джейн вступила в «Два и Два» несколько лет назад. Вскоре после того, как одна из твоих подружек позвонила ей и спросила не находил ли ты ее сережку. Сначала Джейн была готова тебя на части разорвать. А когда узнала, что ты укладывал в койку почти каждую клиентку, то сама начала проделывать тоже самое с каждым поставщиком, который делал ей большую скидку, с каждым дизайнером, если он не оказывался откровенным гомиком, с любым парнем, с которым она знакомилась в ресторане, короче — со всеми, кто хотел разрядить в нее свои яйца.

Ну, и она быстро обнаружила, что твой член далеко не подарок природы, и что даже парни, у которых ненамного больше твоего, возбуждали ее сильнее, чем ты, потому что, ну, потому что, она возбуждала их. Джейн прочесывала бары и нашла четырех или пять парней, оборудованных лучше тебя, которые всегда под рукой, пока ты продавал страховые полисы или трахался с кем-нибудь из своих клиенток. А потом она присоединилась к нам. Ей хотелось попробовать, как это бывает с женщиной. Позже она сказала, что женщины гораздо более заботливые, понимающие и нежные. И это, конечно, правда.

Вот тогда-то она и решила отказать тебе в праве вылизывать ей письку. Но зато, теперь вместо одной жениной щелки, в твоем распоряжении, Крейг, милый, весь клуб «Два и Два». Мы очень любим тебя, твой язык — восьмое чудо света. Джейн еще это предстоит узнать.

Обычно она приходила домой, полная спермы, после горячего траха днем, а иногда даже не беспокоилась, чтобы принять душ, перед тем, как вы отправлялись в постель. Ей претила мысль делить ее с тобой. Думаю, что Джейн в душе немного эгоистка, но она всегда говорила, что заработала ее, и ни капли не вытечет из ее щелки. И уж точно это не для тебя. Она всегда говорила… » У него своей достаточно».

Но ты все равно никогда не замечал, в каком она состоянии. Много раз, по словам Джейн, ты засовывал свою штуку в ее растянутую, каким-нибудь жеребцом дырку, из которой сочилась сперма, и ничего не замечал. «Он, наверняка думает, будто невероятно заводит меня, — смеялась Джейн. — Представляете себе, я завожусь при виде Крейга?» Конечно, была еще одна причина, по которой она запретила тебе лизать ее. Ты ведь мог догадаться, что кто-то спустил в нее раньше тебя. Поэтому, Джейн могла бы допустить до своей щелки, уже после того, как ты кончал. Но обычно после оргазма ты сам терял интерес к любому виду секса. «Старина однозарядный» — звала она тебя

Когда Джейн присоединилась к нам, то она оставила почти всех своих постоянных любовников, хотя, конечно, если была в настроении, то могла пойти в бар и подцепить там кого-нибудь. А потом подвернулась эта замечательная возможность, оформить практически все мотели в штате. Кто бы отказался от такого контракта? А вместе с контрактом появился Десмонд с кучей достоинств. Во-первых, не женат. А все остальные достоинства висели у него между ног. Кто бы отказался бы от такого?

Так, что твоя женушка давно трахается с Десмондом, уже больше шести месяцев. Как только начались работы по оформлению мотелей. Они занимались этим при любом удобном случае. Однако вскоре выяснилось, что из-за этого контракта не осталось ни одного мотели, где можно было бы перепихнуться. И ее, и его слишком хорошо знала вся тамошняя администрация. Поэтому Джейн и попросила нас сделать так, чтобы тебя не было дома днем, по-крайней мере два раза в неделю. Мы подумали и решили, а почему бы и нет. Пока она не решит вернуться к нам, ты бы занял ее место.

Открыть маленький секрет? Ты уже попробовал сперму Десмонда. Ею был заправлен член Иден, когда она трахнула тебя в первый раз. Помнишь, какая на вкус была его головка? Помнишь, как сперма потекла из твоей задницы, пока ты вылизывал пизду Лайзе? Так вот, это было » от Десмонда с любовью». Это была та же самая сперма, которую так долго получала твоя жена, и в которой ты сам частенько макал свою фитилек, трахая Джейн. Иден решила, что для вас двоих было бы неплохо разделить ее вкус, это могло бы в дальнейшем укрепить взаимопонимание между вами. Джейн сначала не хотела делиться с тобой, но когда Иден заметила, что ты в этом случае, как бы, сам того не зная, отсосешь у любовника своей жены, согласилась

Крейг, я знаю — тебе сейчас нелегко. Но пойми, мы все любим тебя. Чтобы не случилось между тобой и Джейн, знай, ты навсегда останешься в нашей памяти. Самый лучший кандидат в члены клуба «Два и Два». Чтобы не случилось между тобой и Джейн, мы надеемся, что когда-нибудь сможем поприветствовать тебя, как полноправного, без всяких оговорок, члена нашего клуба.

Глава 5.

Итак, Джейн вернулась домой после долгого уик-энда с Десмондом. В течение нескольких дней она была непривычно грустной и задумчивой. Было ли ей грустно потому, что она рассталась с Десмондом — любовью всей ее жизни? Джейн так смотрела на меня словно хотела, что-то сказать, но я всегда отводил от нее взгляд. Похоже, ее это еще сильнее расстраивала. Однако я оставался абсолютно невозмутимым.

Наконец, на третью ночь ее прорвало. Она несколько раз попыталась заговорить со мной, и, в конце концов, ей это удалось.

— Я встречалась с девочками из клуба, и они рассказали какие чудеса, ты творишь своим языком. У тебя редкий дар, а я даже об этом не догадывалась.

Я ничего ей на это не ответил.

— И, что никто из мужчин не может сравниться с тобой. Ты такой нежный, такой внимательный, когда занимаешься любовью. В их глазах ты больше не являешься мужчиной в их глазах.

Я продолжал хранить молчание, и даже не мог представить, куда она клонит.

— Девочки рассказали тебе обо мне?

— Это сделала Элис.

— Она тебе все рассказала?

— Похоже на то.

— Что все началось еще несколько лет назад?

— Да, я знаю.

— И…?

И я вернулся к договору страхования, с которым работал до этой попытки поговорить по душам. Ночью Джейн свернулась клубочком возле меня, погладила груди, прижалась к ним, но потом, поняв всю ненормальность той ситуации, которая случилась по ее вине, поскольку теперь у ее мужа есть груди как у женщины, отстранилась. Все эти несколько дней, она расхлебывала ту кашу, которую сама же и заварила. Так, по крайней мере, мне казалось. Она мучила меня столько лет, даже не пытаясь поговорить, а затем засунула в клуб «Два и Два», и это навсегда изменила мою жизнь. А сама в это время лежала, раздвинув ноги под каким-нибудь клиентом с огромным хером. Так что пусть сама теперь помучается. Она это заслужила.

Не то, чтобы я был против перемен, случившихся после вступления в клуб. Нет, я только за, но жены, вообще-то, не должны так поступать со своими мужьями. Если есть проблема, то можно же попробовать обсудить ее, найти какое-нибудь решение. Конечно, она вышла замуж за придурка, торгующего страховыми полисами, лицемера и говенного сексиста. Допускаю, что после всех моих измен никто бы не захотел разговаривать со мной даже о погоде. Но Джейн повела себя слишком по-детски. Да, пусть я — мудак, но ведь Джейн вышла замуж за мудака по собственной воле. Перед Богом и людьми, на вопрос «берешь ли ты, Джейн, Крейга в законные мужья?» ее ответ был «Да». Конечно, она не знала, кем я был в глубине души. А в глубине-то души я был…

И тут я понял, что все, что случилось со мной в последние месяцы, на самом деле как раз и было воплощением моих тайных желаний. И Джейн, сама того не желая, помогла этому. Новый Крейг нравился мне гораздо больше, чем прежний. Того Крейга я просто-напросто презирал, как презирали все вокруг, даже друзья. И снова вспомнил с чего все началось — в один прекрасный день, мне сделали минет в доме, где собирались замужние женщины и развлекались друг с другом. А потом решил шантажировать их… они покупают у меня полисы, а я молчу об этом любовном гнездышке. Ну и говнюком же я был. Тогда-то я понял, что могу понять Джейн.

На следующую ночь, когда она заснула, я протянул руку и нежно погладил ее груди, а потом тихонько прижался к ней. Но Джейн так и не пробудилась. А утром оказалось, что мы проснулись лицом друг другу. Не думаю, что она знала о том, что я простил ее, и надеялся, что Джейн сможет простить меня.

Все произошло в пятницу. К ужину я вышел в том же «порочном» наряде, в котором девочки впервые вывели меня в свет. Тогда я практически стал действительным членом клуба «Два и Два». Парик и безвкусная бижутерия тоже не были забыты мной. Точно так же я был одет, когда мы с девочками пошли на шоу «Жеребцов», а потом в ночном клубе, где половина из наших ушла с мужчинами, которые не были их мужьями, и где мне едва удалось сохранить свою добродетель.

— Пошли прошвырнемся! — заявил я Джейн, — Чего зря торчать в четырех стенах. Хочу повеселиться!

Она долго не сводила с меня удивленного взгляда и, похоже, наконец, решилась. Сев в кресло, Джейн положила ноги на подушечку и спросила…

— А зачем обязательно идти куда-то? Повеселиться можно и дома.

И началось веселье. Она, откинувшись назад, широко раздвинула ноги и попросила.

-Поцелуй меня, сладкая моя, как следует поцелуй!

И я припал к ее щелке. Я лизал ее, так как девушка лизала бы пизденку своей лучшей подруге; как молодая леди, которая ублажает даму из высшего общества; а затем так, как делала бы это шлюха. Я прижался к ее промежности, словно хотел залезть внутрь и никогда не выпазить обратно. Я сосал и лизал ее щелку, так будто бы моя жизнь зависела от этого. Хотя, наверно, так оно и было на самом деле. Слезы непрерывно текли из глаз Джейн, когда она поняла, как сильно ее муж любит ее, и как сильно он желает, чтобы она вернулась к нему. И в этот момент Джейн кончила, а потом еще и еще.

Уже ночью, мы, уставшие, но счастливые, лежали в постели обнявшись… я в кружевном белье, а Джейн абсолютно голая. И целовались, целовались, целовались…

— Крейг, — спросила она, — ты сказал, что хочешь пойти повеселиться. Не ужели это было сказано всерьез? Веселье означало, что мы с тобой пойдем бар, потанцуем, подцепим пару парней и все такое? Покатаемся с ними? А, может быть, даже приведем сюда? Как я поступала раньше, когда ты уезжал из города или задерживался на работе? Когда я не разрешала тебе лизать меня, потому что была до краев полной спермой других мужчин. Как это было совсем недавно, в те ночи, когда я находила еще кого-нибудь помимо Десмонда?

— А почему бы и нет? Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь, — ответил я. Думаю, что мы оба смогли бы выяснить, что я имел в виду, предлагая «повеселиться». А затем, если все пройдет нормально, то я, невзирая на член, стану полноправным членом клуба

Когда я сказал ей об этом, она пришла в восторг и крепко обняла меня.

-О, дорогой, это будет просто замечательно! С первой минуты, как мы стали мужем и женой, я мечтала, что у нас все будет общее. Другие женщины, другие мужчины, вообще все. Разве не в этом истинное предназначение брака? Когда муж и жена все делят пополам? Но я не осмеливалась предложить взять к нам в постель еще кого-нибудь. Кому угодно, но не тебе! Ты всегда казался таким правильным! А потом ты, даже не думая обо мне, начал крутить шашни на стороне. И тогда я в отместку стала трахаться с каждым встречным-поперчным, и тебе не было места в этих отношениях. Знаю, что это было жестоко, но постарайся понять, как мне было больно, когда я узнала о твоих изменах. А потом поняла, что тебе было не легче, когда тебе рассказали, как часто я отправлялась на поиски подходящих образцов мужской породы. Так что мы оба виноваты друг перед другом.

И что же, не откладывая дел в долгий ящик, мы с Джейн подцепили двух парней и привели их к нам домой. По дороге домой, мы не переставая, хихикали. Должно быть, мужиков сначала озадачило, что две вполне взрослые женщины ведут себя, словно девчонки, но когда мы запустили руки им в штаны, они сразу поняли что к чему.

На рассвете оба наших случайных любовника ушли, и я приплелся в спальню. Джейн ждала меня там. Она ни о чем меня не спрашивала, но когда я хитро улыбнулся, просияла, будто солнце в погожий день и распахнула свои объятия мне навстречу. Осторожно лег возле нее — попа еще побаливала, но все прошло, так как я это себе и представлял, иногда. А потом Джейн сама, впервые за несколько лет с силой толкнула меня к своей промежности, буквально за уши подтащила — я едва успел поцеловать ее милые сосочки, потом перед глазами мелькнул ее пупок. А затем мои губы прижались к нежной ароматной писечке, которая так часто за последние годы была мокренькой насквозь. Но теперь я мог и понюхать, и попробовать то, что было причиной этого. На вкус мужской сок, текущий из ее переполненной щелки отличался от того, которым меня напоил мой собственный партнер. На вкус сперма была ничуть ни хуже, чем сок, которым меня так щедро поили в клубе, и точно так же она понравилась мне с первого же глотка.

Крепко прижав мое лицо в своей промежности и подмахивая в такт движениям моего языка, Джейн заговорила…

— Иногда очень трудно было поддерживать связь с Десмондом. Едиственными его достоинствами были — огромный член и неукротимый темперамент. Он был великолепно трахался — твоя пиписька не идет с его органом ни в какое сравнение. Честно говоря, после секса с ним я не чувствовала тебя. Не представляю, как ты сам этого не замечал. Но спустя, какое-то время, я привыкла к нему, и Десмонд стал просто еще одним парнем в моей постели. Приятный секс, но, в принципе, ничего особенного. И теперь его главным достоинством стал контракт на оформление сети мотелей.

А по другому, Крейг, и быть не могло — вне постели он был жутким занудой! У меня не было с ним ничего общего. Я скучала по тебе! Скучала по своим подругам из клуба. Но мне пришлось воздержаться от встреч с ними, чтобы мой новый великолепный муж до конца узнал, какое удовольствие женщины могут доставить друг другу. Так, по крайней мере, он смог бы понять, что мне нужно, и, может быть, начал бы чувствовать то же самое. Пусть на чуть-чуть, но стал бы женщиной. Например, узнал бы, ты себя чувствуешь, когда кто-то ласкает тебе сисечки…О-о-о-о! Ох, как мне сейчас хорошо!

Этот оргазмик был лишь закуской, а главное блюдо было уже близко.

— Как же они правы, Крейг, когда сказали, что твоему языку нужно памятник поставить! А что ты сейчас делаешь? М-м-м? Ты можешь представить…о-о-о…как это здорово?

Некоторые девочки решили, что я слегка сентиментальничаю, когда попросила их вовлечь тебя в наши игры. Слишком большой риск, сказали они, открыть нашу тайну мужчине, у которого в момент возникнут всякие грязные мыслишки. А, кроме того, ты никогда не давал повода считать тебя бисексуалом. Мэг высказала мнение большинства. «Мы не общество по делам проштрафившихся мужей. Мы собираемся, чтобы дарить друг другу удовольствие», — заявила она. Так, что я почти проиграла. Но Элис убедила всех помочь мне. Я объяснила ей, что нужно, чтобы тебя дважды в неделю не было днем дома, когда я буду выдаивать Десмонда досуха на нашем с тобой супружеском ложе.

» Не беспокойся, — ответила Элис. — Твоему мужу будет, чем заняться. Ты только скажи, какого он должен быть пола, когда мы его тебе вернем».

Она никогда не считала тебя настоящим мужчиной, и поэтому не очень удивилась, когда я ответила… » Пусть у него как можно реже встает, чтобы больше не смел мне изменять. Но самое главное — научи быть женщиной во всем, так он будет более внимательным к моим чувствам в будущем, особенно, когда я буду приводить домой мужчин — секс на заднем сиденье автомобиля мне никогда не нравился. А все остальное — на твое усмотрение. Меня это не волнует.

И вот, что они сделали. Посмотри на себя. Разве может теперь какая-нибудь женщина устоять перед тобой? Или мужчина? И кто мог даже подумать, что у тебя такой восхитительный язычок? Ты самый лучший…О-О-О-О! А-А-А-А! О-О-О-О! О, Крейг! Крейг!

Джейн замерла, переводя дыхание, а затем продолжила свой монолог, пока я продолжал вылизывать ее.

— Спорим, ты сейчас только рад тому, что мы с тобой сделали. Спорим, мы все на следующей неделе обсудим чей муж должен стать следующим, и у тебя будет право голоса наравне со всеми! Спорим, что ты с удовольствием поможешь нам с обучением Тима или Роя, так чтобы они смогли присоединиться к Клубу и составить тебе компанию, когда ты устанешь от нас поиграть в игры, в которые играют с ними. Спорим…

И тут ее рассуждения оборвал ошеломляющий по силе оргазм — она забилась всем телом и завизжала, запрокинув голову. Я подумал, какой смысл мне спорить, если и так ясно, что проиграю.