Карточный долг — дело чести

«И зачем я сел с ними играть в карты?» — думал я, проиграв первый же кон.

Дело происходило на квартире у моего друга Ромы. Я, как обычно, зашел к нему после работы выпить пивка, поболтать. Но в этот раз он был не один. Дело в том, что по молодости Ромка отсидел 1,5 года в колонии общего режима. Напился и угнал соседский автомобиль, сосед пошел на принцип, и Ромку закрыли. Теперь ведет законопослушную жизнь, но с зоновскими приятелями периодически встречается. Это была как раз одна из тех встреч. У Ромы в гостях были трое мужчин. Я поздоровался с ними. Он представил их по очереди.



— Вот знакомься, Сашка! Это мои кореша с кичи! Серега, Валера, Чиж.

— Здарова, мужики! — ответил я по неоптности.

— Здарова манда у коровы! — бросил в ответ Серега, оскалившись.

— Ты где тут мужиков увидел, а фраер?! — подхватил сиплым голосом Чиж.

— Ну все, пацаны, осадили! — вовремя вступился Ромка, — Не знает пацан ваших блатных приколов, но за него я зуб даю.

— Да ладно, Роман, мы так шутим. — заулыбались они и пожали мне руку.

Они сидели за большим столом, пили пиво и играли в карты. Я присоединился к ним. Благо захватил с собой пивка и рыбки, поэтому моему появлению, в принципе, все были рады. Ромка разговаривал с приятелями о тюрьме и ее нелегком быте. Я больше слушал. И тут ко мне обратились:

— Ты в карты то играешь, Санек?

— Нет. — ответил я

— А чего так?

— Не умею. — снова честно признался я.

— Так это же отлично! — расхохотались бывшие зэки.

— Ага. — сказал, я улыбнувшись.

— Ну все, бродяги, не подкатывайте к пацану с левой темой. — опять Ромка решил урегулировать ситуацию.

Тут раздался телефонный звонок. Рома взял трубку. Звонила его бывшая жена, с которой он был уже лет эдак пять в разводе. Она говорила ему, что уезжает с новым мужем жить в Латвию и забирает с собой сына. Мол хочешь повидаться — приезжай.

Ромка тут же начал одеваться.

— Вы тут посидите без меня? — спросил нас Ромка.

— Конечно. — ответили все хором.

— Я до Катьки и обратно. Костика хоть повидать, а то эта сука с хахалем в Латвию срывается. Смотрите тут на Санька не наезжайте — порву. — погрозил он на прощанье.

— Да ты чего, Роман, он нам как свой уже! — оскалился Валера.

Дверь хлопнула и я остался с этими уголовниками наедине.

Некоторое время мы молча пили пиво, они продолжали резаться в карты, лишь периодически выкрикивая маты. Они закончили очередной кон и вновь обратили свое внимание на меня.

— Ну так че, фраер, может сыграешь разок, а? — спросил Чиж.

— Да я не умею, пацаны, говорил же. — по возможности вежливо ответил я.

— Да хули ты как целка мнешься, а? Ты мужик или нет? Давай, бля! — подхватил Серега.

Я засмущался, почувствовал себя неловко и, решив не казаться «целкой» и «не мужиком», согласился сыграть.

— А на что играть будешь? — спросил Валера.

— А надо обязательно на что-то? — осведомился я.

— Конечно, бля, тут же не фонд милосердия! — заржал, оскалившись, Чиж.

— Ну у меня денег нет, все на пиво потратил, ценного тоже ничего нет. — сказал я.

— Ну тогда может «на интерес»? — как-то вкрадчиво спросил Серега.

Остальные двое ехидно заулыбались, но я не улови подвоха. Игра «на интерес» показалась мне занятием безобидным. Я подумал, что это просто игра ради интереса, без приза и поэтому согласился.

— Ну на интерес давайте! — бодро ответил я.

Они дружно заржали.

— Ишь какой бойкий!

— Ну давай, фраерок!

— В секу умеешь?

— Нет.

— В дурака?

— Умею.

— Ну давай в дурака.

Игра в дурака показалась мне вовсе безобидной и поэтому я с легкостью согласился. Но в первом же коне я проиграл.

— Оооо! — дружно закричали урки. — Вот и он — наш интерес!

Я не понимал чему они так радуются. Ведь игра без приза?

— Ну что, фраерок, вставай рачком, снимай трусы. Карточный долг — дело чести.

— Чего?!! — опешил я. — Какие трусы, какой рачком ?! Вы чего?!

— Ты же, бля, сам на интерес сел играть, так?

— Так.

— Ты не знаешь, что такое «игра на интерес»? — спросил Чиж

— Нет. А что это?

Раздался дружный гогот.

— Это, фраерок, игра, в которой проигравшего ебут в жопу. А ты — проигравший. Так что вставай раком, пидрилка, я тебя буду мамой делать.

Опять раздался гогот. У меня пересохло во рту. Я думал, что это дурацкая шутка.

— Да ладно вам, парни. Пошутили и хватит. Я же не знал. — начал было оправдываться я.

— А нам похуй! Твои проблемы! Раком встал бля!

— Вы не посмеете! — я принял оборонительное положение.

— Тебе помочь? — Серега и Чиж поднялись из-за стола.

Мое сердце начало бешено колотиться, виски пульсировали, во рту пересохло, мысли превратились в кисель. Я не знал, что делать.

Я побежал к двери, но Серега и Чиж сбили меня с ног.

— Куда это ты собрался, петушок? — просипел Чиж.

— Отпустите меня!!! — кричал я, что было сил.

Я пытался кусаться, брыкаться, но все было бесполезно. Эти двое крепко держали меня. Один из них схватил полотенце, которое лежало на диване, и заткнул мне им рот. Я предпринял еще несколько попыток вырваться, но мои силы были на исходе. Они перевернули меня на живот. Чиж сорвал с меня штаны и трусы.

— Заебись жопа! Редко такую встретишь. Как у бабы, бля, внатуре. Сладко его ебать будет. — посыпались комментарии от уголовников.

Я пытался кричать через кляп, пытался умолять, но все было бесполезно. Так страшно мне не было никогда в жизни.

Меня поставили раком, положив животом на стол. Валера встал сзади и спустил штаны. Я смог увидеть его член. Это был средних размеров орган. Где-то 16 см в длину и 4 в толщину. Ствол был окружен густой растительностью. Член был эрегирован. Он подошел ко мне сзади и резко вогнал фаллос мне в зад. Я застонал от резкой боли. Боль была настолько сильной, что у меня из глаз потекли слезы, кляп мешал дышать, и я начал задыхаться. Валера увеличивал темп. Он долбил меня в жопу все быстрее и быстрее. Он пыхтел и не говорил ни слова. Я чувствовал какую то теплую жидкость у себя в анусе. Я подумал, что это кровь. Как ни странно, но через пару минут боль начала стихать, и начал получать некое удовольствие, хотя мне было все так же страшно и противно. Дело было в стимуляции простаты. Поэтому мой член тоже встал.

— Смотри ка, нравится пидорасу. — сказал Серега.

Я плакал. Мне было жутко, мне было больно, мне было страшно, мне было противно. Я думал, что жизнь кончена. Меня насилуют! Меня, мужика, насилуют!

Пока я размышлял, Валера кончил, залив мою прямую кишку спермой.

— Теперь я тебя выебу! — сказал Чиж.

Мне было уже плевать. Я не понимал, что происходит и находился в полуобморочном состоянии.

Член Чижа оказался гораздо больше. На меня нахлынула новая волна ужасной боли, но я тут же кончил сам. Наверное давление на простату было слишком сильным. Мои ноги задрожали. Это было невероятное ощущение. Такого я больше не испытывал никогда! С одной стороны — невероятный оргазм от стимуляции простаты,с другой — невероятная боль от разорванной кровящей жопы. Это слияние оргазма и боли подарило мне самое невероятное и ни с чем не сравнимое ощущение, которое я только испытывал в жизни.

— Бля, обтрухался пидор! — закричал Серега.

Чиж неистово трахал меня, превращая мой многострадальный анус в кратер вулкана. Он оскорблял меня, бил меня и трахал так, что я на несколько секунд все-таки потерял сознание.

Он бурно кончил в меня и отошел, закурив сигарету.

— Классное очко. — констатировал он. — Еще разок бы присунул.

— Да ты там все раздолбил своим хоботом, Чиж! — пожаловался Серега.

— Ничего, у тебя хер не меньше. — рассмеялся Чиж.

За дело принялся Серега. Его член, хоть и был большим, но вошел в разорванный анус, обильно смазанный кровью и спермой, без всяких проблем. Теперь я получал только наслаждение. Во всей нижней части тела была приятная ноющая боль, ноги отказывались меня слушаться, я еле держал равновесие, а простата (я чувствовал ее впервые) одаривала меня невероятно сладостным чувством, которого я доселе не испытывал.

Я не хотел, чтобы Серега кончал. Но он кончил довольно быстро. После этого я бессильно упал на пол.

Они вынули у меня кляп изо рта.

— Ну что понравилось? Будешь знать как в азартные игры играть.

Они рассмеялись

Я лежал и смотрел в потолок. Мне было плевать. Я сейчас испытал самое крутое сексуальное приключение в своей жизни.

Они велели мне пойти подмыться. Я все сделал. Позже, они сказали, чтобы я ничего не рассказывал Роме. Я сказал, что не расскажу. Они начали собираться уходить.

На прощание один из них:

— Ну мы твою жопу как-нибудь навестим, Александра.

Я промолчал, но про себя подумал:

— Жду с нетерпением, мальчики. Вы открыли мне целый новый мир удовольствия.

Конец.