Постель-переводчица немецкого

— Алёнка, у меня есть к тебе предложение, — расслабляясь после бурного секса лежа уже на спине, Александр Иванович задумчиво заговорил со своей любимой Алёнкой оказывавшей ему интимуслуги так уже довольно давненько. — Я знаю что ты по специальности переводчик и я тебе предлагаю работать репетитором моего сына, готовить его к учебе и работе в Европе, и при этом я тебе буду платить вдвое больше, чем ты сейчас получаешь в этом твоём агентстве по эскорт услугам.



Но есть одно но: он очень у меня робкий и нерешительный тихоня, всего и всех боится, и хоть он уже давно студент, но вместо того чтобы соблазнять однокурсниц, до сих пор занимается онанизмом, и мне это не нравится настолько, что я хотел бы чтобы ты его, якобы тайно от меня, соблазнила, и какое-то время не реже чем раза два в неделю тоже занималась с ним регулярным сексом, по возможности пока у него не появится своя девушка.

— Ну хорошо, нет проблем, только вы не боитесь, что ваш сын может влюбиться в меня, западет на меня, и захочет чтобы я за него, такая вот какая есть, вышла замуж.

— Нет не боюсь! Сможешь охмурить, то сам же и профинансирую вам вашу свадьбу, со свадебным путешествием в любую страну мира на любые райские острова. Кстати, эта маленькая уютная квартирка, где мы с тобой сейчас встречается, будет вашим личным уютным семейным гнездышком, не считая моей виллы, где для вас будет выделена целая отдельная спальная комната. И я тоже буду очень рад, так как я очень люблю тебя, и хотелось бы с тобой и дальше тайком встречаться, конечно же в тайне от моего сына, — заговорщицки подмигнул Алёнке этот лукавый развратник Александр Иванович.

Недели через три четыре, также в постели с Александром Ивановичем, уже возмущающаяся и негодующая Алёнка, начала ему жаловаться на его сына:

— Что это такое, Александр Иванович? — Ваш сын, этот тихоня, на самом деле оказался извращенцем, и позавчера привел аж восьмерых своих друзей, и все хором трахали меня словно какую-то блядь из немецкой порнухи, и не отпускали меня аж до утра, пока им всем не надо было идти в институт. Ладно, там я еще двоим давала, ему и его лучшему другу, тоже онанисту и тоже с проблемами. Так это теперь целая толпа, среди которых есть и матерые ловеласы, которые мало ли чего мне могут подкинуть.

— Ну, знаешь, Аленка, во-первых, ты сейчас благодаря мне, и моему сыну столько зарабатываешь, что иные мои подчиненные на госслужбе столько не зарабатывают, и ты можешь покупать любые противозачаточные и любые защитные от любых вирусов средства. А во-вторых ты сама согласилась с ним спать всю ночь, когда я тебя просил лишь оказывать ему интим услуги лишь пару раз в неделю, лишь чтобы он перестал онанировать.

— Ну так Александр Иванович, а что мне оставалось: я к нему приходила и без лифчика в блузке с таким вырезом, что и заглядывать не надо, чтобы все мои сиськи увидеть. А потом и вовсе трусы стала снимать перед уроком, и даже делала так чтобы юбка задиралась и писька моя выглядывала. А он только косится, тупит и никак не пристаёт ко мне. Аж пока я сама не напросилась к нему лечь в постель спать с ним, сославшись что уже поздно, и сбрехав что у немцев девушек провожать не принято, что немецкие девушки, когда задерживаются у своих приятелей, то ночуют у них.

— А слышь, Алёнка, а может ты и вправду задумала, охмурить моего незадачливого сына, чтобы таким образом заполучить в свёкры богатенького чиновника. — Хихикнул лукаво Александр Иванович. — Так я ж, как ты знаешь, непротив, слово короля — закон! Только сделай мне сейчас свой славненький минетик, в котором ты мастерица, — мне захотелось опять тебе еще по разику вставить, и смело иди к моему сынуле. Совет вам да любовь!