Пленница. Побег или неволя. Часть 12

Незадолго до прихода Руслана она приготовила ужин и внимательно изучила себя в зеркале. Никаких следов, как будто и не было изнурительного тройственного совокупления! На неё смотрело спокойное, серьезное лицо прежней Миланы. Встретив Руслана и накормив его, она ушла в ванну. Когда он, обеспокоенный, вошел, она внутренне была готова принять его и стать для него той, что была. И когда он сел на бортик джакузи и, внимательно взглянув на неё, опустил в воду руку, она ожидающе посмотрела на него долгим взглядом, и он верно понял её.



Наступила поздняя весна, они съездили на какой-то детский хореографический фестиваль, от которого будущий хореограф пришла в восторг, а он высидел только гала-концерт, и то устал. Глядя на её искреннюю заинтересованность, он что-то обдумывал. По приезде он привел её в один из пустых павильонов торгового центра, где вдоль стен лежали и стояли полураспакованные зеркала и никелированные трубы. – Подойдет для танцзала? она недоуменно озиралась, на губах застыл вопрос. – Ты только скажи, что ещё нужно? Всё ли так? — Пианино, раздевалка.., — запинаясь оглянулась она. – Раздевалка вот здесь, пианино будет. Будешь здесь работать с детьми? Ты хочешь? Она порывисто обняла его. – Подожди с нежностями, а обсудить размер арендной платы? А договор? Она иронично взглянула на него и подыграла: — Размер платы? – Очень велик! Начать платить можно сегодня вечером, — и провел рукой от её шеи до ягодиц.

— Любовь!? – с тяжелым сердцем размышляла Милана, поднимаясь по ступенькам домой. – Что же мне с ней делать? Как быть? Неужели он слеп и не видит моего равнодушия? Когда же я что-то почувствую? А если никогда? И так всю жизнь?! Ответа не находилось в сердце, он был в уме, а в душе – признательность и ничего больше.

Руслан находился в раю: любимая девушка расположилась между его расставленных ног и мастурбировала его, готовясь приступить к оральной прелюдии. Она улыбается ему, вложив в улыбку массу эмоций: от благодарности до вожделения. Она не может выразить одного, того, что он давно дарит ей, обрамляя подарками и благами. Ничего, Руслан подождет, он верит в успех; он всегда всего добивался в своей непростой жизни, в которой ему никто ничего не дарил.

Быстрым язычком Милана пробежала по стволу полувозбужденного пениса, приподняв его, облизала и пососала яички, замедлив бег язычка, задержалась на скрытой головке. Обнажив её, прошлась языком вокруг, нажала на отверстие. Вложив головку меж изящных губок, она не спеша задвигала головой, перебирая пальцами мягкие яички. Доведя его почти до финиша, она грациозно поднялась, сняла пеньюар и, смеясь, бросила в него. Он притворился разъяренным, она прижалась к нему теплым животом и, повернувшись спиной, опустилась на его бедра. Откинувшись на него и вложив в свои глубины твердый член, она, вращая бедрами, плавно нанизалась на него. Поглаживая руками её тело от шеи до лобка, он наслаждался волнующей близостью с любимой женщиной. Пика наслаждения они достигли вместе, и в её крике Руслан увидел добрый знак.

Группу детей-танцоров Милане набрали заместители Руслана после его инструкций. Они велели сотрудникам его торговых центров привести детей на занятие, пообещав заплатить. Автобус собрал детей со всего города и привез в нарядно украшенный шариками танцкласс. Милана, уверенная, что дети пришли по объявлению в газетах, в магазинах, на подъездах, ни на что особо не рассчитывая, в репетиционной форме с магнитофоном ждала учеников. Она была убеждена, что ей все равно придется обегать близлежащие школы и садики. Взволнованно-радостная, она приняла более 20 детей.

Первое занятие подходило к концу, когда зашёл Руслан. Вид сурового мужчины смутил ребят, они остановились посреди занятия. Милана укоризненно посмотрела на него и просительно приподняла брови. У неё был такой забавно-важный вид, что, усмехнувшись и постучав по циферблату часов, он вышел и присел среди ждущих мам. За первые занятия было заплачено всем ученикам, позже поощряли лишь прилежных и талантливых – таково было условие Руслана. Сомневающуюся Милану он обучал азам руководства коллективом и бизнесом, добросовестная студентка слушалась его и доверяла во всем. Руслану нравился новый статус Миланы в виде руководителя и своей сотрудницы, он справедливо полагал, что это отвлечет её от лишних мыслей и ненужных поисков и привяжет к нему. Она теперь бывала занята вечерами, они часто вместе возвращались домой и обсуждали свою работу. Хотя он и был против, она продолжала выступать с сокурсницами перед нетрезвой жующей публикой. Он не настаивал, соглашаясь, что ей нужна некоторая свобода от него и самостоятельность. Полного контроля над собой она уже не потерпит – и он смирился.

В первые дни их сотрудничества она тайком купила и положила на видное место гель для анального секса. Как-то она легла перед ТВ на живот, и коротенькая комбинация, задравшись, обнажила совершенной формы ягодицы. Он отложил газету и хлопнул её по этой совершенной белой форме. Она посмотрела на него многозначительно и отвернулась. Он провел рукой между ягодиц, она развела ноги. Через секунду его палец сновал в ней, она расслабленно прогнулась. Вот его смазанный пенис туго входит в её смазанный зад. Она без эмоций, сдержанно приняла его проникновение, подаваясь ему навстречу и не проявив никаких признаков болезненности. На секунду, только на секунду к нему опять пришла мысль, что жаль, что не он…Ощущения от её упругости и тесноты были так превосходны, что он всецело отдался им. Он то вынимал пенис, вновь погружая его до упора, то тер его, зажав между ягодиц, то пристраивал его между теплых ляжек и терся о полураскрытые нижние губки, то снова легко входил в мягкий анус. Извергшись в неё и получив несравнимое удовольствие, он спросил, понравилось ли ей. Она утвердительно кивнула.

Она опять становилась похожа на прежнюю Милану, которая, пускай и не любя, была послушна и привязана к нему, с радостью соглашаясь на смелые сексуальные эксперименты. Он заметил, что она с подчеркнутой заботой и теплотой стала относиться к нему, как бы желая искупить… Как-то они вместе сидели в джакузи, она обняла его сзади, положив голову ему на плечо, щекотала соски. – Ты подозрительно ласкова в последнее время, наверное, что-нибудь попросишь, может, самолет? – пошутил он. – Нет, просто я хочу, чтоб у нас все… было…хорошо. – Ты можешь прямо сейчас сделать нам хорошо, — отшутился он, прекрасно поняв её. – Нет, я вообще хочу.., — смутилась она, прижавшись к нему и проведя рукой по его животу вниз.