Майский пикник

— А мы к реке не пойдем? — Саша смешно наморщила носик и сделала недовольную гримасу. — Ну что нам здесь в траве сидеть…

— А чем плохо? — Кирилл недовольства приятельницы не разделял. — Что сейчас у реки делать? Смотреть, как по ней всякий мусор плывет? Трава уже хорошая, а на берегу наверняка мокро.

Виталий сбросил с плеча рюкзак. Вступать в спор он не хотел, да и повелось так в их компании, что Кирилл обычно в «общественном удобстве» не ошибался. В конце концов, до реки можно и дойти — сто метров не расстояние. А здесь ровная сухая площадка — отличное место для костра, в двух шагах поваленная сухая береза, значит, не придется далеко идти за дровами.

— Так что — остаемся?

— Конечно. Не купаться же мы сюда пришли.

— Да уж. — Виталий поудобнее перехватил топор и вогнал его в березу с такой силой, что лезвие вошло в древесину почти по рукоятку.

Май выдался теплым. Настолько, что уже в первомайские праздники народ стройными рядами устремился за город — кто на дачные участки, кто просто поближе к природе. Ребята тоже поддались было общему порыву, но, посмотрев со стороны на штурм электрички, развернулись и отправились в ближайший клуб играть в бильярд. Через неделю к обсуждению этого насущного вопроса вернулись. Дачи были отклонены сразу. Собственными ребята еще не обзавелись, и в их ближайших планах такой глупости не значилось. Дачи родственников и знакомых забраковались единогласно. Там неминуемо пришлось бы проводить время в обнимку с лопатой — от лишней пары рук, а тем более трех пар, никто бы не отказался. Вот только сидеть на раскисших грядках приятелям не хотелось совершенно. Приближались институтские экзамены — для Кирилла так просто выпускные. Виталию и Александре оставалось учиться еще год, но жизнь от этого слаще им не казалась.

Ребята знали друг друга давно. Молодые люди познакомились в институте во время каких-то «добровольных» общественных работ, а Саша была в то время девушкой Виталия. Через некоторое время они благополучно перестали считаться парой, но ссориться благоразумно не стали. Заделаться девушкой Кирилла Александре не удалось, хотя она старалась и даже затащила его в свою постель. Не ради далеко идущих планов — просто ради спортивного интереса. Оба остались довольны. Теперь ребята предпочитали просто дружить, время от времени расслабляя себя совместными развлечениями, а иногда и совместным сексом.

В результате, решение пришло само собой. Из города уехать, но место найти такое, чтобы с людьми, по возможности, лишний раз не пересекаться. И теперь друзья сидели на краю елового леса с молодым березовым подлеском в абсолютном одиночестве и тишине, нарушаемой только пением птиц и стуком топора. Причем с топором Виталий справлялся удивительно сноровисто для человека, выросшего в мегаполисе. Десяти минут не прошло, как совсем не маленькая береза превратилась в аккуратную поленницу — хочешь, шашлыки жарь, хочешь, просто грейся.

Впрочем, в такую погоду замерзнуть было бы затруднительно.

К середине дня солнце начало припекать так, что ребята сначала сняли куртки, а затем и свитера. Разумеется, термометра ни у кого не было, но температура воздуха уверенно перевалила за двадцать градусов, можно было не сомневаться.

— Интересно — Саша никак не могла смириться, что до реки они не дошли — какая сейчас температура воды?

— Здесь? — Кирилл поднял голову. Думаю, градусов восемь.

— Сколько? В такую жару?

— Сашка, «жара» твоя всего неделю. И то — если по улицам в куртках ходить. А по реке две недели назад еще лед шел. Не сильно, но шел. Если тебе так охота куда-нибудь нырнуть — сходи в бассейн.

Виталий, тем временем, деловито распаковал рюкзак и расстелил на траве туристские пенки и скатерть — в виде стола. Из пакета он вытряхнул пластиковые тарелки и стаканы, а потом осторожно, чтобы не залить соусом вещи, достал плотно закрытое блюдо с уже замаринованным шашлыком.

— Шампуры где?

— В чехле — Кирилл потянулся к своей сумке — держи!

— Ага — Виталий поймал увесистый кожаный цилиндр — Присоединяйся…

— Это ты кому? — вскинулась Саша.

— Не тебе — Виталий был все также невозмутим. — Я, конечно, человек европейский, но женщину к шашлыку — он незаметно подмигнул Кириллу, — все рано не подпущу.

— Не больно-то и хотелось — Саша отвернулась — сами мучайтесь.

На несколько минут все затихло. Молодые люди сосредоточенно наживляли мясо на шампуры, их подруга делала вид, что сосредоточенно изучает пейзаж. Впрочем, довольно скоро ей это наскучило.

— Жарко. — Саша подтянула к себе жесткую полиэтиленовую салфетку и начала обмахиваться ей, как веером.

— Куртку сними — не оборачиваясь, посоветовал Виталий. Или свитер.

— Да я свитер и не надевала — все равно жарко. Хоть совсем раздевайся.

— Раздевайся — думаешь, ты здесь кого-нибудь шокируешь?

— А чего? — Александру понесло. — Между прочим, век назад вполне практиковалось, когда на пикнике мужчины были во фраках, а женщины — обнаженными.

— Ну, с фраками ты перехватила — Кирилл был холоден, — Фрак — одежда клубная, дорогая, в ней куда попало не ходили. В остальном, не спорю. Если, конечно, верить Эдуарду Мане. Только это было почти два века назад, и ему даже современники не особенно верили…

— Ну и ладно — Саша завозилась на пенках. — Ну и как знаете! Не хотите, не надо!

Ребята сосредоточенно воевали с мясом. Шампуров явно не хватало, так что кусочки приходилось насаживать плотно.

— Как я вам? — голос Саши чуть дрогнул.

Стараясь держать руки над емкостью с маринадом, Кирилл посмотрел назад. Сашка сидела на подстилке совершенно голая. Ноги она согнула в коленях и обхватила их руками, так что стала действительно немного похожа на даму с картины французского художника. Кирилл усмехнулся.

— Хороша. Только вот к месту ли? Душевный порыв — дело хорошее. Однако ведь замерзнешь.

— А полтора века назад — не мерзли?

— А ты вспомни комплекцию той дамы. Не то, что ты — все ребра можно пересчитать. И потом, там нигде не говорится, что на дворе — начало мая.

За дружеским препирательством оба не заметили, что Виталий уже вытер руки о салфетку и теперь стоял рядом с ними в полный рост, подозрительно оглядываясь.

— Нашла место! — На его лице можно было прочесть целую гамму эмоций. — А если кто-нибудь мимо пройдет…

— Ну и что будет — Саша оставалась совершенно спокойной. — Уйми свои общественные инстинкты. Или ты только дома, в четырех стенах, такой раскованный. Много ты народа видел пока сюда шел? Только у станции, да и то, в основном деревенских бабушек. И потом — кто из нас должен стесняться своего внешнего вида — ты-то что разволновался?

— За тебя волнуюсь, — мрачно буркнул Виталий. — А как пройдет кто-нибудь мимо?

— Ну и что? Думаешь, если случайный рыбак именно этой тропинкой, что уже маловероятно — мы ее топтали, пойдет к реке и увидит голую меня, то немедленно кинется насиловать? Самому-то не смешно?

— Не обязательно насиловать — просто неприлично!

Саша рассмеялась.

— Давно ли нагое тело перестало быть приличным. Если в ком-то так сильны комплексы — согласись, это его проблемы. И потом — что он сделает? В милицию побежит рассказывать, как здесь нравственность ежей и белок оскорбляют? Тут до ближайшего мента — Александра задумалась — ну, не ближе, чем до станции. Устанет бежать. А если он немножко на меня посмотрит — от меня не убудет.

Виталий явно имел свое мнение, и с мнением Саши оно расходилось. Однако спорить он больше не стал, взял остатки маринада и, бросив «пойду, вымою посуду» отправился к реке, пыхтением выражая крайнее свое недовольство.

Саша проводила его взглядом…

— А ты тоже недоволен?

— Нет, — Кирилл ополоснул руки из бутылки — Мне это не кажется необходимым, в футболке и джинсах тебе жарко не будет, но если охота голой походить — почему я должен быть против. Раз действительно есть такая возможность.

— А если я захочу не только сама походить?

— Тогда тебе и правда придется спросить — хотим ли этого мы. Я, например, раздеваться не рвусь — мне и так хорошо.

— А если я очень попрошу? — Саша подтянулась на пенке и оказалась сидящей вплотную к молодому человеку. — Или даже спрашивать не буду…

Вместе с последними словами Александра положила руку на молнию брюк Кирилла. И как не выражал он свое безразличие минуту назад, член в его джинсах отреагировал мгновенно. Девушке даже пришлось приложить определенное усилие, чтобы расстегнуть распираемую изнутри молнию. И когда ей это все-таки удалось, разгоряченный предвкушением ласк пенис просто вывалился к ее губам.

Томить приятеля Саша не стала. Ухватила краешками губ напряженный до крайности член, пощекотала язычком щель, так что Кирилл буквально вцепился в подстилку, на которой сидел. А Саша деловито, не делая лишний движений, но и ни на секунду не останавливаясь, сложила губы трубочкой, протолкнула пенис в себя, почувствовав его пульсацию сначала небом, а потом и горлом. Поскольку Кирилл сидел на земле, Александре пришлось встать на локти и колени, задрав белую ухоженную попку чуть ли не к небу.

Статистом молодому человеку быть не хотелось, но Саша захватила его врасплох и теперь, несмотря на все его старания, он не мог дотянуться даже до груди приятельницы. А когда попытался, то ощутил где-то у самого основания члена Сашкины зубки, после чего двигаться ему расхотелось совершенно, и самым разумным Кирилл посчитал просто отдаться на милость подруги. Он аккуратно подтянул себе под голову полупустой рюкзак и лег на него, с удовольствием наблюдая за Сашиными манипуляциями. Позиция оказалась на редкость удачной — в таком ракурсе он подругу еще не видел. Небольшая стоячая грудь девушки указывала своими твердыми сосками вертикально вниз и мелко вибрировала, впалый живот равномерно поднимался и опускался, отмечая вдохи и выдохи. А поскольку голова Кирилла лежала почти на самой земле, то и гладкий лобок и начало влагалища со слегка заметным набухшим клитором он обозревал во всей красе. Причем эпилировать интимные места Александре всегда удавалось на редкость удачно — по незнанию вполне могло показаться, что волосы там не растут вовсе.

Сделав еще несколько сосательных движений, Саша со стоном сменила положение, дотянувшись одной своей рукой до клитора. Теребила и мяла она его яростно — Кирилл даже подумал — не стоит ли ей об этом сказать. Впрочем, эта мысль пришла к нему мимоходом и сразу же пропала.

— Ну, бли-ин! — Кирилл оторвал взгляд от Сашиных прелестей и поднял глаза. — На пять минут отошел, здесь уже разврат… — Виталий, все такой же насупленный, стоял рядом с костром.

— Чем ты недоволен? — Говорить пришлось Кириллу, поскольку Сашин рот был занят, и освобождать она его не собиралась.

— Разгильдяйством — Виталий подошел поближе и бросил несколько поленьев в костер. — Мы так до вечера шашлыков не дождемся.

— А ты сильно проголодался? — даже Саша не выдержала нытья приятеля — Возьми бутерброды…

— Может мне еще и в сторонку отойти?

— Можешь отойти. А можешь подойти поближе, чтобы я и до тебя дотянулась.

От такого предложения Виталий отказаться не мог. Сказать, что у него остались к Саше какие-то чувства, кроме дружеских, он не мог, но иногда в общей постели они оказывались. Правда, чем дальше, тем реже. При прочих равных девушка всегда забиралась под одеяло к Кириллу, на что Виталий уже давно не обижался. Разве что — грустил иногда.

С ним Александра церемониться не собиралась. Молний на одежде Виталия не было — на пикник он надел спортивный костюм, — поэтому Саша просто потянула его брюки вниз, стаскивая их вместе с трусами.

Занявшись одеждой Виталия, Саша ненадолго оставила Кирилла, дав тому возможность чуть изменить положение. Молодой человек немедленно этим воспользовался. Стараясь не съехать с теплой пенки на холодную траву, он выскользнул из-под подруги и лег на бок. Несмотря на появление Виталия, ласкать клитор Саша не прекратила, а потому Кирилл мягко отвел в сторону ее руку и взялся за влагалище сам. Пальцы его моментально утонули в теплой влаге.

Несколько минут было слышно только сосредоточенное дыхание. Саша никаких других звуков с членом во рту издавать не могла, Виталий старательно сдерживался, Кирилл же так сосредоточился на гениталиях приятельницы, что даже не заметил, как та свободной рукой вцепилась в его член. Правда, никаких дополнительных движений она при этом не делала, так что было похоже, что она просто нашла — за что подержаться.

Кирилл увеличил темп. Теперь Александра уже не могла спокойно стоять на коленях. Она нетерпеливо двигала бедрами, словно стараясь угадать движения мужской руки. Но, наконец, она не выдержала.

— Войдите в меня кто-нибудь — говорила Саша тихо и с придыханием. — Только сделайте сильно и быстро. — Я сейчас кончу…

— Я тоже — Кирилл пристроился сзади и с силой вогнал член в Александру. От напряжения ее влагалище сжалось и, несмотря на обильную смазку, впустило пенис неохотно. Другое дело, что Кирилл никак этого не предполагал, а потому контакт получился таким, что Саша вскрикнула и уткнулась носом в яички Виталия.

— Проблемы? — Кирилл постарался быть внимательным.

— Давай — голос девушки был слабым и хриплым. — Давай!

— Даю!

Кирилл встал поудобнее и размеренными движениями начал вводить член в Александру. Сначала осторожно, а потом все сильнее и сильнее, стараясь проникнуть в нее как можно глубже. Сначала он обхватил девушку за талию, отмечая каждый свой толчок звонким шлепком ног о попку Саши, но этого молодому человеку показалось мало. Кирилл накрыл ладонями полушария девичьих ягодиц — благо размером они были совсем невелики, — и раздвинул их как можно шире, обнажив смуглую дырочку ануса. Разница почувствовалась незамедлительно. Первым же движением член вошел в разгоряченное тело Саши так глубоко, что Кириллу показалось, будто он наткнулся внутри на что-то твердое, а девушка широко открыла глаза и поперхнулась. Может, она и хотела что-нибудь сказать, но Виталий ей этого сделать не дал, окончательно заткнув рот своим пенисом. В положении же Кирилла увидеть выражение ее лица было затруднительно.

Молодой человек толкал и толкал, постепенно чувствуя, что волны оргазма все ближе и ближе. Последние движения он постарался сделать самыми акцентированными, и уже чувствуя несущийся вперед поток спермы, Кирилл подсунул руку под лобок Саши и как мог сильно прижался к ее бедрам. Тело девушки конвульсивно задергалось, как будто та пыталась освободиться от его объятий, но Кирилл держал крепко. И в этот момент глухо застонал Виталий. Удержать член во рту Саши ему не удалось, и теперь его сперма выплескивалась на ее лицо, на траву, на коврик.

На несколько секунд все застыли. Потом Кирилл с кряхтением убрал руку и высвободился из Сашиного лона. Та как стояла — так и упала на пенку, не в силах сказать ни слова. Только тяжело дышала и улыбалась. Ребята смотрели то друг на друга, то на залитую спермой подругу.

— Ну-у. — голос Александры был едва различим. — Почему вы это делаете так редко?

Наступал вечер. У костра сидели три человека. Двое молодых людей в легкой спортивной одежде и обнаженная девушка, точно сошедшая с картины Мане…