Вторая жена. Часть 5

Очнулась я с чувством легкости и удовлетворения. Тело было наполнено мягкой истомой, создававшей ощущение счастья. Вот так бы и лежать, прижавшись своим обнаженным телом, к его теплому, уютному боку, доверив себя сильному телу. Осторожно потерлась, наслаждаясь соприкосновением. И когда это я успела устроиться на Валере? Как он меня вчера обработал: И Лена тоже:

Открываю глаза. В комнату сквозь шторы проникает дневной свет, освещая наше ложе. Валера спокойно спит на спине, отвернув голову в сторону. Я же лежу, прижавшись сбоку, рука на его груди, нога между его ног. Грудь, как и промежность плотно соприкасаются с его телом. Поза влюбленной девчонки или лучше сказать — удовлетворенной девчонки. А я сейчас и есть удовлетворенная девчонка. Осторожно касаюсь губами его тела нежно целую, передавая, таким образом, свою благодарность.

Хотелось пить. Тележка с едой и напитками отсутствовала: вместе с Леной. Ее не было видно ни на кровати, ни в комнате вообще. По-видимому, она встала и убрала угощенье — наводит порядок с утра. Надеюсь, что сейчас утро, а не день. Сколько же это я провалялась? А они уложили в постель: Снова целую Валеру в знак благодарности и осторожно встаю с постели, чтобы не разбудить его.

Белое с цаплями кимоно висит на спинке кровати. Набрасываю его на себя и отправляюсь на поиски. Впрочем, найти Лену не составило труда, так как снизу доносятся приглушенные звуки передвигаемой посуды и приготовления еды. Соответствующий аромат, дразнит ноздри. Это еще не аромат законченных яств, но он тоже способен пробудить аппетит.

— Не спиться? — спрашивает Лена, когда я вошла на кухню. На ней алый халатик едва доходящий до колен. Похожевидимому о

— Пить хочется, — объяснила я свое состояние.

— Минералка — на столе, напитки — в холодильнике, вино — там же. Если подождешь пять минут, сварю кофе.

— Давай лучше я сварю, — предлагаю я. — Ты ведь готовишь завтрак.

— Да мне не трудно.

— Должна же я что-то сделать?

Лена смеется, показывает, где находиться кофе и турка. Вдвоем колдуем на кухне. Я готовлю кофе на двоих.

— Понравилось вчера, — спрашивает Лена, когда мы уселись за столик и потягиваем напиток из чашечек.

— Угум, — соглашаюсь с ней.

— Ты так бурно кончаешь:

— Это плохо?

— Это заводит, — поправляет Лена. — Как ты относишься к сексу по утрам?

— Никогда не занималась им по утрам. Вечно надо было бежать на занятия, — призналась я.

— Проснется Валера, устроит нам веселье. Любит он с утра: пока у него возбужден.

— Переживем, — беззаботно отвечаю ей. Сейчас меня это не волнует.

— Конечно, переживем, — соглашается Лена.

— А где ваш сын?

— У мамы. Мы его отправили на выходные. И им веселее с внуком повозиться и нам отдых.

— Не устаешь с ним?

— С Олежкой? Бывает и устаю. Зато он скучать не дает, постоянно надо с ним возиться. Он такой забавный. Вот сейчас сижу и думаю как он там, хотя, что может с ним произойти у родителей.

— Муж, секс, ребенок, дом, достаток — так, наверное, выглядит наше женское счастье.

— Стирка, уборка, кухня, ребенок:

— Но это повседневность. Есть же и яркие и запоминающие моменты в вашей жизни.

— Хорошее и яркое мы вспоминаем, а повседневность всегда перед глазами.

Неужели наша сказка о принце на белом коне превращается в трагедию повседневности. Если это так то к чему же стремиться? Грустно.

— Только не думай что все так плохо, — улыбается Лета в ответ на мою кислую физиономию. — Когда ночью залезаешь в постель и Валерка прижимает к себе за голую попку, то забываешь все свои неурядицы.

Пора было менять тему.

— Что ты такое вкусное готовишь? Можно помочь?

— Хочешь тоже попробовать женского счастья? — смеется Лена.

— Надо же привыкать, — отшучиваюсь я.

— Ладно, займись салатом.

Возня на кухне и процесс приготовления блюда окутал меня привычной атмосферой. Я почувствовала себя дома, помогая маме, или же копалась сама, когда родители покидали наше скромное жилье. В обществе Лены было весело. Она болтала о разных пустяках, подсказывая, что хочет сделать, а я вносила свои коррективы, порой экстравагантные, что вызывало у нас смех.

Явление мужа на кухню первой заметила Лена.

— Наш герой проснулся, — подтолкнула она меня в бок.

Валера был в первозданном наряде, на фоне которого четко выделялся его возбужденный орган.

— Две женщины в доме и обе сбежали, — притворно обижено пожаловался Валера, подходя к нам.

— Они заботятся о своем мужчине, которого надо будет накормить, — шутливо ответила Лена.

— Завтрак это хорошо, — согласился он. — Но до завтрака необходимо провести зарядку в постели.

— Скорее разрядку, — заметила я.

— После зарядки следует разрядка, — выдал он философскую сентенцию, помещаясь между нами и обнимая обеих за талии.

— Дай закончить готовить завтрак, ненасытный мой, — вывернулась Лена. — Займись лучше Наташей.

— Я помогаю Лене. Мне тоже нужно закончить салат, — тут же возразила я.

— Ты больше поможешь, если отвлечешь Валеру.

— Как хотите, но одну я реквизирую для собственных нужд, — Валера притянул меня спиной к себе и крепко обхватил за талию. В это время у меня шла нарезка яйца. От неожиданности я завизжала и повисла на его руках, сложившись калачиком.

— Договоритесь, — решила Лена и продолжила заниматься своим делом.

Когда я выпрямилась и вновь встала на ноги, Валера принялся массировать мне грудь и лобок. Поскольку кимоно не имело пояска, то его полы постоянно расходились, раскрывая меня спереди. Теперь же это позволило Валере проникнуть к обнаженному телу. Прижатая к его мускулистому и теплому телу, я почувствовала томление под его руками.

— Я чуть не порезалась, — шепотом пожаловалась я Валере и сама прижалась к нему теснее, подставляясь под поцелуи.

— Мы любим и с кровью, — так же шепотом ответил он, касаясь губами кожи на шее.

И все-таки это приятно, когда тебя ласкают.

— Марш с кухни, — рассердилась Лена. — Не мешайте готовить.

Меня подхватили под ноги и подняли на руки, только успела схватиться за шею. Предательский шелк соскользнул, открывая мое тело, где только возможно.

— Я ее забираю, — известил Валера жену.

— Поработай с ней основательно, — напутствовала она его. — Нагуляйте аппетит.

— Обязательно.