Кунибой с филфака (1 сезон 8 серия)

Семейные полизушки

Неделя в борделе для Лёши пролетела очень быстро. Некоторые из проституток просто общались с ним и не привлекали к шлифовке своих рабочих пелоток. И вот пришло время возвращаться в родной Иркутск. К тому времени у него на карточке накопилось около 50 тыс. честно заработанных в борделе рублей. Плюс к этому сутенёр Артур выдал ему корочку «удостоверение заслуженного пиздолиза» с присвоением категории «кунилингер пятого разряда» и написал рекомендательное письмо, в котором расписал, какими техниками кунилингуса Лёша овладел за это время. Письмо подписали почти все шлюхи, которые пользовали его в ротик.



— Везёт тебе, — ныли девки, с которыми он приехал, — мы тут всё бабло спустили на клубы, местные пацаны нас за коктейли во все щели драли, а ты как-никак денег заработал.

— Чё везёт? Он у шлюх за деньги лизал.

— И чё! А ты у местной бородатой гопоты на «ладах-седан» за бесплатно сосала. Хочешь сказать, что ты лучше что ли?

Денег на жратву у них не было, поэтому Лёша заранее затарился продуктами на четыре дня в поезде. Наконец состав тронулся, они дружно поужинали и завалились спать. И тут в Лёшину голову полезли дурацкие мысли: неужели эти три дырки настолько разъёбаные, что решили обломать его с куником. Пока эти негодницы сопели, он решил пристроиться к Алёнкиной пиздёнке, но та была не в настроении и послала его. Точно также поступили две другие «тусовщицы».

На утро Лёша потребовал объяснений у своих девок:

— Я не понял! Чё такое ночью было?

Они показали ему свои растянутые пещерки и Лёша не поверил своим глазам:

— Как?! За недёлю?!

— Да. Хуистые здесь пацаны. Растянули. Из щёлочки сделали дупло.

— А меня накормили какой-то дрянью и вдвоём вошли, чтобы растянуть.

— А меня посадили пиздой на рычаг коробки передач, и я так скорости переключала. Пацанам было покайфу. И меньше всего нам сейчас хочется, чтобы ты нам лизал. Уж извини.

Эти 4 дня в пути были самыми скучными в жизни Алексея. Зато когда за день до Нового года он добрался до дома, его ждал сюрприз: к ним приехала двоюродная сестричка Люся, которая была на год младше него и училась в колледже.

— Лёша! Ты вернулся, — обрадовалась мама, — ну, давай, хвастайся дипломами, корочками, сертификатами…

— Привет, Лёш. Меня к вам спихнули, — пробурчала сеструха.

А пока мама изучала кипу бумажек, выданных после практики, Лёша был в душе и не знал, что как раз в это время двоюродная сестричка случайно уронила его рюкзак, из которого выпали другие «регалии». Не успел он выйти из душа, как у двери его подкараулила Люся и впихнула в ванную обратно.

— Это чё за прикол, а братик?!

В руках у неё было «удостоверение» и «рекомендательное письмо» от сутенёра Артура. Лёша тупил и не знал что сказать.

— А если мама увидит? Ты ведь не хочешь, чтобы она узнала? Давай уже, показывай, чему тебя там обучили.

Она взяла его за волосы и потянула голову вниз. Лёша покорно встал перед ней на колени. Она поставила одну ногу на борт ванны, халатик распахнулся, и трусиков на ней не было.

— Быстро прильнул ртом к пизде, пиздолиз обученный, — прошептала она и включила воду, чтобы мать ничего не услышала.

Она надавила на затылок брата и стала тереться вульвой об его лицо. Но не успел он даже начать лизать, как Люся сразу же кончила. Из её вагины немножко вытекло и размазалось по Лёшиному лицу.

— Чё-то ты быстро, — заметил брат и чмокнул её прямо в клитор.

— У меня ещё ни разу никто не лизал. Поэтому.

Лёша быстро умылся, а сестричка пообещала, что не расскажет о находке, если он будет кунячить её все новогодние праздники. И вот когда уже все готовились ко сну, а мать смотрела телевизор, Люся встала с кровати и вышла из зала, чтобы заглянуть в комнату к брату. Он сидел за компом и делал задания.

— А вот и я! Давай, ложись на кроватку лицом вверх, сейчас я буду тебя в ротик наказывать за то, что ты был очень плохим мальчиком, — игриво произнесла сестричка.

Лёша выполнил приказ, и девчушка тут же оседлала ему личико своей мокрой писечкой, а потом стала делать трахательные движения, как будто скачет на члене. Братишка высунул язык на всю длину и наблюдал за подпрыгивающими сиськами юной проказницы. Но не успела она поймать удобный темп, как вдруг в комнату с бутербродами вошла мама Лёши и оторопела: на лице у сына ёрзала и активно работала тазом его двоюродная сестра. Глаза были у обоих закрыты, они её не сразу заметили, поэтому мать успела насладиться картиной.

— Лёша, Люся!!! Вы что творите?!

Девка слетела с лица брата и прикрылась одеялом, а вот Лёшино склизкое лицо ещё долго красовалось.

— Люся, ты же его прямо в рот трахала! У него же всё лицо красное и в твоих выделениях! Разве так можно?!

— А он сам виноват. Вон там в ящике стола… откройте.

Мать открыла ящик и увидела Лёшины «документы»:

— Удостоверение заслуженного… кого… пятого разряда… Это что ещё за рекомендательное письмо?.. Лёша, ты охренел? Ты там в Ростове чем занимался?

— Ты зачем меня сдала, дурилка? – обратился он к сестре. – Мы же договорились.

— А хули с тобой договариваться, ты же пиздолиз!

— Так, а ну-ка заткнулись оба и марш в зал.

Подробно изучив все «документы», мать выдала:

— Ну, что, сынуля! Давай, покажи маме, чему тебя там обучили!

Женщина взяла одной рукой сына за ухо, а второй задрала ночнушку, под которой ничего не было. Терпкий запах маминых неподмытостей ударил в лицо Лёше. Он принялся исследовать язычком все складочки между половыми губами и уже практически поднырнул под мать, а та в свою очередь переступила через сына и перестала его удерживать.

Тишину в зале нарушило чавканье и хлюпанье из-под ночнушки. Люся не видела, как Лёшин язычок орудует в маминой промежности, но тут же принялась тереть ладошкой свой клиторок. А мама Лёши уже практически полностью подмяла сыночка под себя и стала садиться пиздой на его лицо. Коснувшись затылком пола, он почувствовал на своём лице мамин вес. Она уже не сдерживала себя и старалась просто кончить.

Наконец её прошиб оргазм, она заревела, потом завалилась на бок и ещё долго дёргалась на полу. Из немолодой пизды продолжало течь прямо на пол, а Лёша продолжал глотать то, что попало в рот.

— Лёша, ты уж извини меня, — начала причитать мамашка, — просто не ожидала от тебя, что ты будешь не ебать девок, а лизать им. Это ведь и все эти слухи из университета про тебя, выходит что, правда что ли? Я ведь и с папашкой твоим развелась, когда после ёбаря подмыться не успела. Он в меня кончил, слил в пизду, а тут твой отец вернулся из командировки раньше намеченного. Любовник на балкон с вещами. Благо первый этаж. Так ведь с голодухи муженёк меня хвать, и в пелотку нырнул. Думал, что я потекла на радостях. И лизал меня, пока я не кончила. А потом при очередном скандале, когда он меня сукой обозвал, я ему и сказала, что теперь я их с другом «породнила». Он не понял. Пришлось объяснять, что то тогда не смазка была, а он его сперму из моей пизды лизал. Вот и развелись. Был муж пиздолиз, теперь у меня сыночек пиздолиз.

Лёша не стал дослушивать и пошёл умываться.

— А можно теперь я его оседлаю? – Поинтересовалась Люся. – Я ведь тогда не кончила.

— Да иди, уж, пользуйся на здоровье. Только сюда его приведи. Я тебя научу, а то молодая, многого не знаешь.

Люся привела за руку Лёшу, и мама стала давать мастер-класс.

— Значит, смотри, вот уедешь ты после праздников к себе, и не будет Лёшки. А на язычок ты уже считай подсела. Тебе придётся местных парней или принуждать, или как-то склонять к кунику. Поэтому сейчас представь, что Лёша – это твой однокурсник с колледжа, и тебе нужно оседлать его личико. Теперь смотри, тебе нужно показать кто он, и кто ты. Для этого его башка должна как бы случайно оказаться у тебя между ног. И нужно делать это почаще, чтобы он привык, свыкся, не сопротивлялся. Я по молодости голову своего бывшего так неделю ляжками обнимала, пока он не свыкся, что лучше добровольно начать лизать, чем принудительно и при посторонних.

— А я уже так делала! — Решила похвастаться пигалица. – На физре один парень с группы постоянно меня доставал, то за волосы дёрнет, то по попе шлёпнет. А потом, когда он наклонился, чтобы шнурки завязать, я к нему подбежала и зажала ему голову между ножек. Я тогда в шортиках была, а трусики не надела. Парни отдельно от нас занимались и не видели, как он мне писю через шорты нюхал и хрипел «отпусти», а девочки всё видели. И я на телефон его сфоткала, как он у меня в ляжках мучается. Потом он требовал, чтобы я фотку удалила. А я ему условие: поцелуешь меня в пизду при подружках, тогда удалю. Он долго ломался, а потом в раздевалке при девочках я сняла штанишки, трусишки и выпятила пизду, а он встал на коленки, пригнулся и чмокнул прямо в клитор. А когда хотел отольнуть от пизды, его девочки стали ножками в голову пихать, чтобы дальше целовал. Так они его где-то с минуту мучили и ржали над ним. А я ещё бёдрами подмахивала, как будто трахаю его. Ему потом пришлось в другой колледж перейти из-за позора.