Деннис

Мой первый рассказ. Появилась потребность поделиться своим самым ярким и волнующим опытом. Все имена изменены.

— Lower… Lower…. Right there! Just relax and do it naturally («Ниже… Ниже… Вот так! Просто расслабься и делай это естественно!» — англ.), — крупная мужская ладонь лежала у меня на животе, контролируя правильность работы диафрагмы, а я едва могла дышать от восторга и предвкушения месяца интенсивной работы с настоящим мастером своего дела. Но обо всём по порядку.



Мне тогда едва исполнилось 20. Начинающая молодая певичка, интересующаяся западными техниками вокала и в совершенстве владеющая английским языком, я была убеждена, что отечественная система образования не научит петь настоящий блюз и «качовый» фанк. Обучение на западе стоило запредельных денег, но меня это не останавливало.

Год регулярных ночных выступлений по клубам и кабакам с попсовым ширпотребом, постоянное переутомление голоса, минус 10 кило веса (на последний факт грех жаловаться: высокий рост, длинные подтянутые ноги, упругая округлая попа и небольшая аккуратная грудка гораздо уместнее смотрелись в сочетании со стройной фигурой, а не с телосложением «пышечки» ) — и я наконец-то накопила достаточно денег, чтобы поехать в Бостон на индивидуальные занятия с одним из лучших вокальных тренеров Америки.

К нашей встрече я готовилась, как к серьёзному кастингу: весь предшествующий вечер подбирала красивую, но не вычурную одежду и обувь, подходящее в тон бельё. Я сделала элегантный (но не «хищный», как иногда любят русские девочки) маникюр и педикюр и идеальную эпиляцию во всех нежных местах. Лёгкий парфюм, естественный макияж, распущенные длинные светло-русые волосы… «Не раздражать, слушать внимательно, быть умницей», — так я определила для себя выигрышную модель поведения.

Здание колледжа, в котором должно было проходить моё первое занятие, было наполнено студентами-музыкантами самой разной этнической принадлежности, а из каждой аудитории доносились пассажи музыкальных инструментов и голосов, которые в совокупности сливались в диссонирующий, но отчего-то безумно завораживающий звуковой фон. Я чувствовала себя слегка растерянно, вслушиваясь в обрывки фраз на американском английском. Достав свой «айпад», я вошла в электронную почту, куда мне заранее отправили приглашение на занятия, адрес и номер класса. Второй этаж, 19 аудитория, по коридору до конца… Я постучала в дверь.

— Come in! («Войдите!») — прозвучал из-за двери низкий бархатный голос. Я вошла в аудиторию. О, да! Именно так я себе его и представляла! Высокий, крупный чернокожий мужчина лет, может быть, 40 с небольшим, с бритой головой и аккуратной бородкой. На нём была эксцентричная ярко-жёлтая рубашка с расстёгнутой верхней пуговицей и джинсы (эй, не слишком ли демократично для преподавателя колледжа?).

— Alisha? — переиначил он моё имя так, как было удобнее ему. Н-да, а на уроках инглиша в школе меня называли Элис.

— Y-yes! — неуверенно откликнулась я. Боже! Это же он, Деннис, собственной персоной! Так близко! Поверить не могу… Сердце бешено колотилось.

— Nice to meet you, Alisha, Im Dennis! So, will you sing for me, first of all? (Приятно познакомиться, Алиса, я Дэннис! Что ж, споёшь мне, для начала?) — он ослепительно и как-то очень тепло улыбнулся, и, повернувшись к роялю, бросил руки на клавиши, столь небрежным жестом умудрившись извлечь благозвучный аккорд.

— Yes, please! Will you play for me 12-bar blues in C? (Да, пожалуйста! Могли бы вы мне сыграть 12-тактовый блюз в до-мажоре?) — я отсчитала ритм и запела свою любимую «Love Me Like A Man» под его аккомпанемент. Голос слегка дрожал от волнения, и дыхание сбивалось, но я старалась «отработать» на все сто.

— Nice!.. Very nice! (Мило!.. Очень мило!) — Деннис слегка усмехнулся и картинно поаплодировал. — Really big and beautiful voice with no breath support! We need to work on your breath, first of all! (Действительно большой и красивый голос без опоры! Прежде всего, мы должны поработать над дыханием!) — Я выслушивала критику в адрес своей вокальной техники, а сама млела от его потрясающе глубокого и бархатного голоса.

Так начались дни усиленной работы над моей техникой. Ежедневно по будням я приходила в тот самый класс колледжа, а по выходным — к нему домой. Я была влюблена в него. Не как в мужчину, нет. Это, скорее, было обожание и преклонение перед мастерством, желание выглядеть достойно в его глазах. А он был очень добр и снисходителен ко мне, даже когда что-то не получалось: русской девочке не так-то просто «раскачать» «чёрную» музыку.

В ту субботу я, как обычно, занималась у него дома. С момента нашей первой встречи прошло уже три недели, и я делала успехи. Деннис похвалил меня и после занятия предложил остаться на чашечку кофе. Мы общались о музыке, о его знакомствах с известными музыкантами, о проблемах вокалистов… Он много говорил, я много слушала и текла от его фантастического тембра. Набравшись смелости, я сказала, как же меня возбуждает его голос, на что он рассмеялся и сказал, что мой голос тоже очень красивый. Я украдкой изучала его лицо: выразительные глаза, ровная гладкая кожа кофейного оттенка, крупные чувственные губы…

Это было будто какое-то наваждение: я, не отдавая себе отчёта в своих действиях, положила ладонь на внутреннюю сторону его бедра. Деннис в ответ довольно отстранённо приобнял меня за талию, и его взгляд стал серьёзным и холодным. Он говорил, будь я студенткой его колледжа, а не частной ученицей, мы оба вылетели бы оттуда с позором за такие фокусы. Я, смущённо краснея, кивала, осознавая, какая же я дура и как, должно быть, я упала в его глазах. Разочаровать его было моим самым страшным кошмаром последние три недели. Но сейчас я была будто не в себе. Желание прожигало меня насквозь.

— Деннис, я хочу тебя! Хочу облизывать каждый сантиметр твоего тела… Хочу, целовать твои руки… Боже, какие же восхитительные у тебя руки!.. Хочу ощутить твои пальцы в себе… Хочу, чтобы ты трахнул меня в горло своим членом… — порывистым полушёпотом, на чисто русском языке, я замурлыкала в его ухо. Не думаю, что он был силён в русском, но настроение уловил. Я почувствовала, как его ладонь скользнула вверх по моему позвоночнику. Деннис привлёк меня к себе и нежно поцеловал в щёчку, ближе к уголку губ…

Потом, будто бы изучая мою реакцию — легонько в губы, и, не получив сопротивления, — уже гораздо откровеннее. М-м-м… Чёрт! Сейчас я бы многое отдала, чтобы повторить нечто подобное! Это была просто феерия! Ни один мой мужчина не целовал меня так… С драйвом, что ли… Трахал мой ротик своим языком, точнее и сказать трудно. Сердце билось так, что пульс отдавался в висках от осознания того, что меня сейчас выебет мужчина, о котором я фантазирую в последнее время каждую

ночь, когда ласкаю себя. Блядь, как же я хочу его член! Я опустилась на колени перед ним и потянулась к молнии на его джинсах.

— Take it slow, girl… (Не торопись, девочка…), — Дэннис приложил палец к моим губам, слегка меня отстраняя. Не знаю, что во мне говорило тогда, но уж точно не здравый смысл. Я обхватила обеими руками его ладонь и провела язычком по его пальцу от основания до конца, как если бы это был самый роскошный член в моей жизни! Потом я сомкнула губки на нём и начала сосать, думая о его шикарном члене, который чётко просматривался через ткань джинс.

— Not bad! (Неплохо!) — Деннис похвалил меня, проводя влажным пальцем по моей нижней губке и, на этот раз, давая мне в ротик два пальца. «Быть умницей!» — именно так я приказала себе перед первой встречей с ним. И сейчас я старалась полностью принимать правила его игры. Он начал задавай свой темп и трахать меня в рот пальцами настолько интенсивно и глубоко, что я начала давиться и отстранилась.

— Relax, baby. Just relax, if you want to take something bigger (Расслабься, малышка. Просто расслабься, если хочешь принять что-нибудь побольше), — дальше я даже не поняла, как всё произошло: он расстегнул молнию на джинсах и, удерживая мою нижнюю челюсть в открытом положении, привлёк мою голову к себе и просто насадил на свой член до упора, зафиксировав на несколько секунд. Чёрт!!! Не так я себе это представляла! Мне хотелось сперва полюбоваться на его шикарный чёрный хуй, облизать, поиграть с ним… А тут — сразу на всю длину.

Как ни странно, я приняла его в горло очень комфортно и без проблем. Наверное, просто не успела ничего сообразить и зажаться. Деннису это явно понравилось. — Nice girl… (Умница…) — он приподнял пальцем мой подбородок и сочно поцеловал в губы. — Now feel free with it! (Теперь можешь делать с ним, что захочешь!) — он взглядом указал на свой член, весь влажный и блестящий после моего ротика. Блядь! Какой же он был охуенно красивый: огромный, безупречной формы, с обнажённой головкой… Именно так я себе его и представляла! Когда мои эстетические чувства были удовлетворены, я провела язычком по всей длине члена, от мошонки до головки, обхватила его губками и начала сосать, со вкусом и страстью, пытаясь периодически взять в горло, как Дэннис мне показывал. Мои кружевные трусики промокли насквозь от невероятного возбуждения.

— Come to me! (Иди ко мне!) — Деннис вытащил член из моего ротика и указал себе на колени. Я забралась на него, лицом к лицу, направляя его член в истекающую соком пизду.

— Its so fucking huge! (Бля, какой он огромный!) — я через сопротивление пыталась насадиться на его крупный горячий ствол. Я была уже настолько влажная, что размеры практически не доставляли мне дискомфорта. Он приспустил верх моего лёгкого платьица, освобождая небольшие упругие сисечки и хватая губами сосок. От нарастающего возбуждения, я пыталась насаживаться на его член так глубоко, как только могла, постепенно ускоряясь. Когда Деннису моего темпа показалось мало, он взял инициативу в свои руки, крепко обхватил меня за талию и начал трахать с такой силой и скоростью, что я кончила меньше, чем за минуту. Он даже не думал останавливаться: ещё один оргазм, и ещё…

Я уже не могла красиво стонать, как в гламурной порнухе, только сдавленно пищала, даже не задумываясь, как это звучит со стороны. Всё тело экстатически дрожало на его члене и в его руках. Через мгновение Деннис, даже не выходя из моей дырочки, подхватил меня на руки и усадил на диван, лицом к себе, а сам устроился на коленях перед диваном. Так ему ещё лучше был открыт обзор и на аккуратные упругие сисечки с по-блядски торчащими сосками, и на истекающую соком пиздёнку, которую безжалостно растягивал его восхитительный хуй. Он велел мне максимально притянуть колени к груди и удерживать их в таком положении, а сам отклонился чуть назад, слегка меняя угол проникновения, и начал не быстро, но очень мощно и интенсивно входить в меня. Боже! У меня было такое ощущение, что ещё немного — и я взорвусь или потеряю сознание! Особенно после того, как он начал ласкать мой клитор. Я визжала, как будто меня убивают:

— Dennis, stop this, please! Its a little bit too much! (Деннис, прекрати, пожалуйста! Это уже слишком!)

Но он, похоже, прекрасно представлял, что делает, и останавливаться явно не входило в его планы:

— Relax, girl… Just relax and enjoy (Расслабься, девочка… Просто расслабься и наслаждайся), — он пытался сохранить спокойный и уверенный тон голоса, но дыхание сбивалось от возбуждения и резких движений. Он начал наращивать темп и трахать ещё жёстче, массируя мой клитор, и, наконец, резко вытащил член из меня. Боже!!! Это и правда было похоже на взрыв! Мощнейший яркий оргазм со сквиртом. Такое со мной было впервые. Всё тело трясло, взгляд не фокусировался, на глазах выступили слёзы от захлестнувших меня эмоций… Деннису такая реакция явно понравилась. Он притянул меня к себе и влажно поцеловал в губы. Я почувствовала, как его палец начинает ласкать колечко моего ануса. О, нет! Только не в попку! Он же огромный! Раньше я пробовала заняться анальным сексом с парнем, но ничего, кроме неприятных ощущений мне это не принесло. Я застонала:

— No, no, no, Dennis, please! Ive never done this before! (Нет, нет, нет, Деннис, пожалуйста! Я никогда этим не занималась!)

— Dont be afraid! Im sure, youre gonna like it! (Не бойся! Тебе понравится, я уверен!) — он продолжал разминать мою дырочку, увлажняя её смазкой из моей мокрой после множественных оргазмов пиздёнки. Я постаралась расслабиться и отвлечься, положив пальчики себе на клитор. Но и это не слишком помогло, когда он попытался ввести палец мне в попочку: я заскулила и резко отстранила его руку. Тогда Деннис чуть приподнял меня за бёдра, и языком начал проникать в мою попочку. Боже, как же это было классно! Такое тонкое, нежное, бархатное, но, вместе с тем, очень глубокое и яркое ощущение. Пальчики я не убирала с клитора, усиливая удовольствие. И, когда Деннис почувствовал, что я кончаю, он одним резким движением вставил свой огромный член в мою разработанную попочку. О, да! Пусть и обманным способом, но я кончила с членом в попе. Он был полностью во мне! И теперь мне хотелось, чтобы он трахал меня ещё! С моей попкой Деннис не был жёстким: всё было очень аккуратно и комфортно, хоть и мощно… Когда он стал ускоряться, я поняла, что он уже готов кончить, и от этого завелась ещё больше:

— Please, cum inside my ass! I want it all! (Пожалуйста, кончи мне в попу! Я хочу этого!) — я стонала практически с истерикой в голосе, пока не почувствовала, как его член пульсирует внутри и наполняет меня горячей спермой…

Я, наверное, ещё около часа приходила в себя. Пока Деннис мне рассказывал что-то о музыке, о сексе, о каких-то абстрактных вещах, я тупила в одну точку и кивала с глуповатой улыбкой на лице, сидя на диване с поджатыми под себя ногами.

После этого мы встречались ещё пару раз — по делу, на занятиях в колледже. Но в таком формате — уже нет. Когда я возвращалась в Россию, я ревела, думала, что уезжаю от мужчины, с которым хотелось быть вместе… Признавалась ему в любви (ничего удивительного, что молодая впечатлительная нимфетка влюбилась без памяти после такого феерического опыта)… Деннис на это отвечал только, что мне не следует разбрасываться словами (какая проза!), а нужно разобраться в себе, может даже психолога посетить. Сейчас прошло уже пять лет. Я счастливо замужем, но я всю жизнь буду благодарна этому человеку не только за мой профессиональный апгрейд, но и за расширение моих эмоциональных и чувственных горизонтов.